uborshizzza (uborshizzza) wrote,
uborshizzza
uborshizzza

Category:

С тоскою я гляжу на это поколенье

Переход по щелчкуВ верхнее тематическое оглавление
 Переход по щелчку Тематическое оглавление (За жизнь)
 Переход по щелчку предыдущее по теме…………………………………  Переход по щелчку следующее по теме
 Переход по щелчку предыдущее по другим темам……………  Переход по щелчку следующее по другим темам


Размышляя о тех изменениях, которые произошли в обществе за последние 18 лет, я думаю, что во многом они объясняются тем, что на смену одним поколениям пришли другие. Есть разные методы отсчета поколений, но я остановлюсь на том, который предполагает, что человек формируется как личность к 20-ти годам. Тогда последнее советское поколение будет рождено не позднее 70-го года, а первое – не раньше 1910 года. Внутри этого очень небольшого периода возможно более точное вычисление своего поколения, для чего я предлагаю отсчитывать от своего возраста в обе стороны 7 лет + 2 года. Так, я могу отнести к людям своего поколения абсолютно точно тех, кто родился в 1953- 1963 году, и в зависимости от разных причин, тех, кто родился с 1949 по 1967 год. Например, это может зависеть от того, какого возраста были их родители (допустим – поздний ребенок, родившийся в 1967 году, но воспитанный ровесниками моих родителей, или же бабушкой). Разумеется, чем дальше от года моего рождения, тем труднее идентифицироваться с человеком, как представителем одного поколения. Но такие случаи бывают.

Для обобщений же обычно считают по десятилетиям: те, кто родился, соответственно, в 10-х, 20-х, 30-х, 40-х, 50-х, 60-х , 70-х годах. Людей, родившихся в 10-х и 70-х годах следует отнести к промежуточным (между эпохами) поколениями.

Все поколения были немножко разными, и эти различия определялись как тем, фактором, что происходило в это время в мире, так и тем, как воспитывали их родители. Я могу рассказать только про свое поколение и отметить, какие изменения произошли с тех пор.

В целом наше воспитание не отличалось от традиционного, так как воспитывали нас, родившиеся и выросшие в деревне, бабушки, а они были ориентированы на многовековую крестьянскую норму. Я знаю, что сегодня многие находят у себя дворянские корни, а если уж не дворянские, то хоть поповские или купеческие, но даже в самом лучшем случае – это будет один из 8 прадедов, а остальные будут все равно из крестьян. Поэтому я думаю, что могу писать за многих.

Что внушали нам с младых ногтей? Ну, например, что надо делиться, что плохо быть жадным. Когда даже совсем маленькому ребенку давали конфетку или апельсин, то немедленно какая-нибудь пожилая родственница начинала, присюсюкивая, говорить: «А вот дай и мне кусочек! Угости и меня». Она это делала не потому, что в самом деле хотела вкусного (хотя все может быть), но потому, что надо было воспитать в ребенке осознание делиться с ближним. Допустим, ребенок не хотел отдавать кусочек – его начинали стыдить: «Ай-яй-яй, какой жадина! Ты меня обидел. Я тоже в другой раз тебе ничего не дам». Дети очень даже хорошо понимают свою выгоду. Они знают, что у этой тети довольно часто бывают конфеты и перспектива остаться в другой раз без угощения, заставляет их уделить маленький кусочек в этот раз, тем более, что, что много не возьмут (а скорее всего, ничего не возьмут). Ребенок дает тете откусить или отломить кусочек, все его хвалят, дают в награду за хорошее поведение еще вкусного или игрушку. И так поступали до тех пор, пока ребенок не начинал первым предлагать разделить с ним лакомство. Зачем это делали? Когда я была маленькая, меня это напрягало именно потому, что казалось фальшивым, каким-то спектаклем, в котором меня заставляют участвовать, насилием. Мы своих детей к таким вещам уже не принуждали. Но теперь я понимаю, что это была такая форма социализации, необходимая в бедном крестьянском обществе. Кстати, потом мы этой нормы придерживались в играх друг с другом. Стоило выйти во двор с чем-то вкусным, да даже с куском черного хлеба, политого постным маслом и посыпанном солью, как прибегали ребята. Надо было успеть сказать «Двадцать один – ем один», прежде, чем они успеют крикнуть «Сорок восемь – милости просим» - тогда надо было разделить кусок на всех и идти домой за новым. Было такое выражение «есть под одеялом одному» - высшая степень осуждения жадности. Когда маленькие дети играли в песочнице (а в каждом дворе была песочница под страшноватым зонтиком – мухомором), то между ними часто возникали конфликты из-за игрушек: кто-то брал чужую и не хотел отдавать. Дети начинали драться. Задача воспитателя заключалась в том, чтобы принудить ребенка отдать свою игрушку поиграть другому. Ой, как не хотелось! Как было страшно, что чужой ее сломает, но надо было. Иначе – застыдят: «Жадина-говядина» и все такое. По дороге домой мама или бабушка будут долго объяснять, что надо делиться, что нельзя быть жадным. Когда мы выросли, то в ходу были теории, что нельзя подавлять естественных инстинктов детей, в том числе их жажды обладания собственностью. Теперь в случае конфликта в песочнице следовало поддержать своего ребенка в борьбе, даже и физически, а если нужно, то следовало сразиться и с мамашей супостата. Причем, мы все же старались сохранить нейтралитет, а вот те, кто был младше нас лет на 10, уже во всю поддерживал своего ребенка, а современные родители, наверное, в суд друг на друга подают в таких случаях. Они, наверное, в песочницу без адвоката играть не ходят. Впрочем, сейчас и песочниц-то мало, наверное, именно из-за этого.

Вот, кстати, еще одно различие. Наши родители практически не вмешивались в наши конфликты. Во-первых, они были выше этого. Считалось, что такое поведение недостойно взрослого. Во-вторых, среди детей было позором жаловаться родителям или учителям. Таких детей звали «Ябеда-карябеда». Встречались дети, которые жаловались. Большинство взрослых им за это выговаривали, если речь не шла, разумеется, о чем-то действительно серьезном. Конечно, всегда попадались такие мамочки, которые лезли в дела детского сообщества. Но с их детьми больше никто уже не играл. Теперь все это в прошлом. Нет больше детского сообщества. А ведь норма эта была не так плоха: она была направлена на то, чтобы ребенок учился сам улаживать свои конфликты, а вернее, чтобы он знал меру своих сил: когда надо действовать самому, а когда обратиться за помощью.

Еще одним очень важным неписаным правилом было не высовываться, не выделяться. Это тоже воспитывалось с младенчества. Начиналось это еще с младенческого крика – он не поощрялся. Считалось, что надо как-то внушить грудному, что своим плачем он мешает людям. При этом очень боялись «избаловать» ребенка, приучить его к рукам. Ребенок плакал – а брать его на руки было нельзя. Думали, что он поймет, что плакать бесполезно и больше так делать не будет. Кормить ребенка надо было строго по часам. А вот в 80-х годов, напротив, стали говорить, что детей надо носить все время с собой, кормить, когда они хотят, а не по часам.

Подросшему ребенку внушали, что он не должен вмешиваться в разговор взрослых, перебивать их, мешать беготней, криками. Другое дело, если попросят рассказать стишок – тогда надо было рассказать и быстро убраться в свой угол. Наверное, это было жестоко, но ведь люди жили в очень стесненных условиях: надо было учиться не мешать другим. Для беготни и крика была улица.

И был еще один момент. Любой взрослый мог подойти к ребенку и сделать замечание, так же как и дать конфету. Некоторые старики специально носили с собой конфеты, чтобы угощать детей. Сегодня это уже невозможно. Нельзя делать замечание чужому ребенку и угощать его.

Сейчас же все изменилось. Есть мнение, что ребенку надо разрешать все, и что меньше всего он должен считаться с окружающими. Сколько раз в транспорте чей-то ребенок громко говорил, пел – все помалкивали. А в мое время на такого ребенка сразу бы шикнули его родители. Нам, например, не разрешали с ногами залезать на сиденье в метро, чтобы посмотреть в окошко – теперь разрешают. Результатом стало то, что молодые люди сидят на городских скамейках с ногами, а также кладут ноги в ботинках на противоположное сидение в электричках, и объяснить им, что этого не надо делать – невозможно: они не понимают. Невозможно внушить им и что не следует орать во весь голос в общественном месте тоже, поэтому привлекательность таких мест для людей старших возрастов падает. И в кино они говорят во весь голос, и в кафе рядом с их столиком сидеть нельзя, в парке я последний раз могла сеть на скамейку лет 15 назад – теперь она вся в следах от их грязных подошв.
Но дело было не только в том, чтобы не мешать другим. Стыдно было именно выделяться любым способом: с помощью слишком яркой одежды, демонстрации своих знаний и умений, жалобами на свое самочувствие и несчастья. Нельзя было требовать к себе особого внимания и отношения. Как-то я прочла одну еврейскую поговорку, которая бы подошла к описанию тех норм: «Почему ты думаешь, что твоя кровь краснее, чем у других?» Это не значит, что никто не мог проявить себя. Мог, но только в том случае, если его об этом просили. Люди всегда знают, кто что умеет и ценят каждый, даже небольшой талант. Если мальчик умел играть на гитаре, его просили поиграть, если он лучше всех метал ножик в цель – его просили продемонстрировать этот аттракцион и хвалились им перед другими компаниями. Получалось так, что человек приучался не демонстрировать себя, а уважать таланты другого, а тот, в свою очередь, мог бы оценить его способности.

Уже со времени воспитания наших детей считалось важным поощрять индивидуальность, выделять ребенка из толпы. Ну, вот они выросли. Но я не знаю, стали ли они в итоге уважать индивидуальность другого – ведь каждый считает гением именно себя.

Все, что я могу констатировать, что люди сегодня другие. Они довольно противоречивы: многого не умеют, но на многое претендуют, не уважают других, но требуют уважения к себе, не могут быть вместе, но страдают от одиночества. Это современные люди, горожане, индивидуалисты. Они выросли в огромных городах, но не имеют близких людей, кроме родителей и детей. Таких людей еще не было в истории человечества, потому что все мы, прежние, были все же гораздо ближе к традиции, к корням. И это мы их вырастили. А теперь смотрим – и удивляемся. Но это интересно – чего они еще выкинут.


Tags: Бытовые размышлизмы
Subscribe

  • Любая еда вредна

    Любите ли вы бананы? Еще недавно они считались полезным продуктам, разрешались всем, кроме диабетиков, входили в диеты для большинства…

  • В Италии и у нас

    Некоторое время тому назад у меня был пост про даму из Петербурга, воспевшую итальянскую медицину, которая позволила ее маме, проработавшей в Италии…

  • Важно ли быть профессионалом?

    Читала несколько материалов про то, о чем жалеют очень старые люди или о чем жалеют умирающие. Если верить этим статьям, то жалеют люди об…

Buy for 60 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 23 comments

  • Любая еда вредна

    Любите ли вы бананы? Еще недавно они считались полезным продуктам, разрешались всем, кроме диабетиков, входили в диеты для большинства…

  • В Италии и у нас

    Некоторое время тому назад у меня был пост про даму из Петербурга, воспевшую итальянскую медицину, которая позволила ее маме, проработавшей в Италии…

  • Важно ли быть профессионалом?

    Читала несколько материалов про то, о чем жалеют очень старые люди или о чем жалеют умирающие. Если верить этим статьям, то жалеют люди об…