uborshizzza (uborshizzza) wrote,
uborshizzza
uborshizzza

Category:

Интернет – это как «Новый AXE для мужчин», но только без AXE, или «конец денег»

Переход по щелчкуВ верхнее тематическое оглавление
 Переход по щелчку Тематическое оглавление (Идеологические размышлизмы)
 Переход по щелчку предыдущее по теме…………………………………  Переход по щелчку следующее по теме
 Переход по щелчку предыдущее по другим темам……………  Переход по щелчку следующее по другим темам


Приматы – существа, живущие в группах с четко организованной иерархией, отчего и у людей одна из основных проблем – что является критерием доминирования, то есть кто кому имеет право давать в глаз и отбирать бананы. У горилл уровень иерархии проявляется по длине гривы, у военных – по количеству звездочек и полосочек на погонах, а вот гражданским несколько сложнее. То есть если общество уже доросло до идеи цветности штанов, то, конечно, опять проще, но проблема состоит в том, что существует несколько разных обществ с разными критериями иерархии, а критерии иерархии время от времени меняются.

Так, в Европе еще не так давно критерием уровня в иерархии была знатность происхождения, однако в последние годы она поменялась богатство. У кого денег больше – за тем и правда. Различием в критериях обусловлены и многие межцивилизационные противоречия. Например, американцы искренне считают себя вправе делать со странами третьего мира все, что угодно, так как они богаче, а значит и их обычаи самые лучшие, а страны третьего мира почему-то не согласны с тем, что какие-то неверные собаки говорят им, как надо жить.

Но я сейчас немного не об этом, и ограничусь только «современной западной иерархией», в которой толщина кошелька однозначно соответствует длине авторитетности.

В результате перехода на деньги как на мерило успеха они из важного, но вспомогательного инструмента в экономических взаимодействиях превращаются в самоцель. Финансовый рынок замыкается и отчуждается от реальной экономики, и все в нем занятые из участников экономических отношений превращаются в служителей религиозного культа. Все эти фразы типа «деньги должны работать» и «деньги делают деньги» - типично религиозные формулировки, а сама деятельность финансовых аналитиков – типичное шаманское камлание. Современный финансовый кризис связан с тем, что США, равно как и многие другие страны, стали по преимуществу странами, где большая часть деятельного населения превратилась в жреца культа денег, а все другие страны должны их, этих жрецов, кормить. Причем, естественно, намного лучше, чем себя, так как разве можно, например, жреца Бога Ра сравнивать с каким-то ничтожным земледельцем? Если жрец не будет молиться, то ведь солнце не взойдет и всем кирдык настанет, а если земледелец, скажем, приболеет, не сможет хорошо работать и помрет с голоду, то это будут только его локальные проблемы.

Так что банкиры, брокеры и прочие ОЧЕНЬ ВАЖНЫЕ ЛЮДИ действительно уверены, что им за их нечеловеческий труд и выдающиеся деловые качества действительно должны платить много больше, чем какому-то китайцу, шьющему штаны на швейной машинке.

Однако не только деньги стали предметом какого-то культа – и сами товары тоже оторвались от своего изначального предназначения и превратились в символы.

Огромный рост производительности труда в экономике привел к двум последствиям:
1) Количество людей, не занимающихся ничем по-настоящему нужным, неимоверно возросло. Если раньше, чтобы обеспечить хорошую жизнь дворянину, нужно было несколько деревень, и доля дворян, священников, судей и пр. была невелика, то сейчас наоборот – на одного с сошкой приходится 7 с ложкой.
2) Даже при этом основные потребности людей удовлетворяются без труда. Еще лет 150 назад большая часть населения Земли голодало, и часть их регулярно умирала с голода. Сейчас же голод – удел лишь части стран, и то не за счет реально имеющихся экономических возможностей, а из-за политических проблем. Однако в этом случае значительная часть товаров реально не нужна. Ну или практически не нужно. Поэтому, чтобы убедить народ не лежать на диване, наслаждаясь счастьем, а работать и зарабатывать, например, на все более накрученный мобильник, нужны какие-то дополнительные стимулы, какие-то иллюзии, так как реально это не нужно.

Если в прошлые века очень дорогие вещи отличались красотой или удобством, то сейчас очень дорогие вещи отличаются от аналогичных дешевых только лейблом, так что основным продаваемым товаром стали понты. Причем – гнилые понты, так как продают-то «для масс», то есть массовому потребителю впаривают массовые товары под предлогом исключительности.

Покупка очень дорогих вещей, аналогичных дешевым, с рациональной точки зрения – полный идиотизм, но человек современный, кичащийся своей рациональностью, на самом деле иррационален, так как он покланяется культу денег, и для него эти дорогие покупки – жертва Богу Денег, за которые божество должно отблагодарить еще своими милостями, то есть дать еще больше денежек.

Но и не только для дорогих, но и для повседневных вещей активная пропаганда экспансии потреблядства основана на том, что человеку продают не вещь, а иллюзию. В том же дезодоранте AXE реклама показывает, как на мужика, обрызгавшегося этой хренью, начинают пачками вешаться бабы, то есть он повышает свой уровень в социальной лестнице. И в результате, продавая вонючий дезодорант, впаривают иллюзию успеха.

Сразу скажу, что ничего плохого против потребления иллюзий я не имею. После удовлетворения насущных потребностей основу для отдыха и удовольствия дают именно иллюзии. Человек смотрит футбол, а на самом деле потребляет иллюзию сопричастности. Если его команда выигрывает, то он потребляет иллюзию победы.

Потребление иллюзий как товара во многом лучше потребления материального, так как от них меньше наступает насыщение. Вот жена сейчас печет блины, но очень много их я съесть физически не смогу. А много смог бы, но не стоит, поэтому придется съесть только просто изрядное количество. А вот хорошая классическая музыка в варварской современной обработке, которую я сейчас слушаю, таких тяжелых последствий не имеет, надоест – поставлю блюзы.

Однако иллюзорность стоимости вещей приводит к иллюзорности самих денег. Если вспоминать, сколько стоит хлеб-соль-сахар-спички-мыло, то деньги реальны, так как легко посчитать, сколько нужно, чтобы выжить. А если покупать «Квадрат» Малевича за мегабакс, то миллион долларов – это сколько?

И что окончательно подрывает деньги, так это переход общества на информационный уровень. Из-за этого, в частности, постоянно проваливаются попытки большинства на том же Интернете что-то заработать, так как в отличие от материальных товаров информация – особая субстанция, которую трудно добыть, но легко растиражировать, причем без ущерба для тех, кому она нужна.
Пусть есть в Интернете какая-то информация, которую кто-то хочет продать. А за сколько ее продавать? Если дорого – покупать не будут. Если подешевле – кто-то купит, так ведь он, шельмец, потом эту информацию другим просто так отдаст.

И в результате Интернет организуется не так, как основное общество, с другими иерархиями. Вместо того, чтобы собирать и перепродавать, народ просто дарит и просто берет. В некоторых сообществах типа пиринговых сетей организуется система взаимных услуг, в некоторых, типа ЖЖ, просто сообщество безвозмездных услуг и взаимной помощи. Так что Интернет-сообщество живет как племя в эпоху доденежной культуры – все друг другу помогают просто так, а место в иерархии определяется тем, насколько много данный член сообщества другим помогает.

Поэтому информатизация общества подрывает деньги как единый инструмент изменения места в социальной иерархии, за чем неизбежно должен последовать и отказ от денег в их современном понимании, замены ее на что-то другое, возможно, не столь однозначное и одномерное.
Tags: Идеологические размышлизмы
Subscribe

Buy for 60 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 32 comments