?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Небунтарь Высоцкий



Вот этот пост привлек много внимания.
«А почему, собственно, Высоцкого многие считают бунтарём? Он с системой не воевал, был вполне неплохо в неё встроен, зарабатывал своим творчеством и концертами очень большие для гражданина социалистического строя деньги. Тут у меня на короткое время включается внутренний параноик и заявляет мне гипотезу, что может это был хладнокровный расчёт самого Высоцкого - нарочно напоказ строить из себя бунтаря? Такое своеобразное позёрство... Или внутренний параноик всё же не прав? Если что, не хочу задеть чувства почитателей творчества Владимира Семёновича - просто скажите мне, уважаемые, в чём тогда было его реальное бунтарство?»
Там идут коменты про то, что Высоцкий имел «Мерседес» и его выпускали за границу, а, следовательно, он никак не был бунтарем, был поддельным бунтарем, изображал бунтаря, был связан с КГБ.
В упрек Высоцкому ставят то, что его песни любили слушать в обкомах КПСС и выше. Да, но и в колхозах его слушали.

Некоторые комментаторы сравнивают Высоцкого с Галичем, который, мол, был настоящий диссидент. Галича в обкомах любили не меньше Высоцкого, а вот в колхозах его не слушали. У Галича было много песен про пострадавших от репрессий писателях, поэтах – а их не все знали. Да и сам Галич выглядел как барин. У него даже песня есть на эту тему («Баллада о стариках и старухах, с которыми я вместе жил и лечился в санатории областного совета профсоюза в 110 км от Москвы»):
«Я неслышно проходил: "Англичанин!"
Я "козла" не забивал: "Академик!"
И звонки мои в Москву обличали:
"Эко денег у него, эко денег!"

И казалось мне, что вздор этот вечен,
Неподвижен, точно солнце в зените...
И когда я говорил: "Добрый вечер!",
Отвечали старики: "Извините".

И кивали, как глухие глухому,
Улыбались не губами, а краем:
"Мы, мол, вовсе не хотим по-плохому,
Но как надо, извините, не знаем..."

Я твердил им в их мохнатые уши,
В перекурах за сортирною дверью:
"Я такой же, как и вы, только хуже'"
И поддакивали старцы, не веря.

И в кино я не ходил: "Ясно, немец!"
И на танцах не бывал: "Академик!"
И в палатке я купил чай и перец:
"Эко денег у него, эко денег!".


А с Высоцким такое быть могло? Нет.

А ведь оба – актеры, хотя Галич еще писал сценарии и пьесы.

Может, дело в происхождении?
Отец Галича, Арон Самойлович Гинзбург, был экономистом; мать, Фаина Борисовна Векслер, работала в консерватории. Дед был педиатром. В 1920 году семья Галича переехала в Севастополь, а в 1923 году — в Москву, где поселились в доме в Кривоколенном переулке.

Дед Высоцкого по отцовской линии — Вольф Шлиомович Высоцкий (1889—1962) окончив экономический факультет Киевского коммерческого института, юридический факультет Киевского университета и промышленный факультет Киевского института народного хозяйства В 1926 году Вольф Высоцкий переехал с семьёй в Москву, где работал юрисконсультом, химиком, экономистом. Его сын Семен Владимирович фронтовик. В послевоенные годы он окончил Военную академию связи имени С. М. Будённого, перед отставкой имел звание гвардии полковника
Дед поэта по материнской линии — Максим Иванович Серёгин (1872—1934) — был уроженцем села Огарёво, расположенного между городами Тулой и Ефремовом. В Москву он приехал в четырнадцатилетнем возрасте и значительную часть жизни проработал швейцаром в столичных гостиницах. Максим Иванович е получил комнату в трёхэтажном кирпичном доме № 26 на Первой Мещанской улице. Его дочь Нина Максимовна имела диплом референта-переводчика, она в разные годы работала в ВЦСПС, «Интуристе», Министерстве внешней торговли, НИИ химического машиностроения и других учреждениях.

Много похожего – оба москвичи из семей интеллигентов.

Вопрос в том, кто и как себя позиционировал.

Образ Высоцкого оказался ближе народу, а его песни – понятнее.


Обратите внимание, как один тезис подменяется другим: «многие считали Высоцкого бунтарем» - на «Высоцкий бы популярен потому, что многие считали его бунтарем».

А что такое бунтарство? Разве бунт должен был быть обязательно против социализма, КПСС, КГБ, марксизма-ленинизма? Бунт – он против всего бунт: жить противно, гнетет что-то, тошно что-то, потому что вся жизнь не та.
В нашей стране многие что-то такое ощущают с детства - смутное недовольство всем и вся, включая самого себя. И недовольство это растет, растет пока не порождает бунт: «Все, надоело, нафиг, брошу (семью, работу, этот город, жизнь)».
Никогда с вами такого не было?
Вот Высоцкий такое состояние духа в своих песнях и отражал.

Что вызывало недовольство? Врожденный недостаток эндоморфинов? Хмурая погода? Похмелье? Советская власть? Дуры-бабы и мужики-сволочи? Начальники-козлы?
В данном случае, неважно.
Но Высоцкий был не только певец хандры, но и человек, называющий вещи своими именами. Он пел о знакомых всем вещах: любви к шлюховатой Нинке (Сегодня Нинка соглашается,Сегодня жисть моя решается!), о похмелье, о посиделках у телевизора с дурой-женой.

Если бы Высоцкий пел только об этом, он не имел бы той популярности, что у него была. У него были песни и о том, что очень ценил советский человек – о дружбе. Были песни о прошедшей войне. Были песни о смысле жизни.

И, конечно, все ждали сатирических песен – откликов на текущие события.

Секрет популярности Высоцкого – в его огромной работоспособности, в том, что он всегда пел на разрыв аорты, в его артистизме и перевоплощении в героев песен, в том, что тематика его песен была всеохватной, в его умении шутить и сочинять афоризмы – в таланте, одним словом.


Переход по щелчкуВ верхнее тематическое оглавление
 Переход по щелчку Тематическое оглавление (За жизнь)

Метки:

Error running style: S2TIMEOUT: Timeout: 4, URL: uborshizzza.livejournal.com/4833271.html at /home/lj/src/s2/S2.pm line 531.