?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry



Сегодня в Топе на первом месте увидела пост, где опубликовали воспоминания Е.А. Сергиенко о своей работе в НИИ психологии РАН с 1972 по 1991 год.
https://philologist.livejournal.com/10466174.html
Она и сейчас там работает.

Сергиенко родилась в октябре 1949 года. По-видимому, она училась в школе с детьми 1950 года и сразу после школы поступила в МГУ на факультет психологии. Конкурс там тогда был больше 10 человек на место, точнее не скажу. Это был 1967 год.
После окончания университета она оказалась во только что образованном академическом институте психологии АН СССР.
«Я закончила факультет психологии МГУ в 1972 г., и меня взяли на работу в Институт психологии АН. Это было большое счастье: Институт тогда только открылся, а в то время работать психологу после Университета было совсем негде. Взяли шесть человек с курса в качестве стажеров-исследователей, на испытательный срок два года».
Это даже не передать, какое счастье было. В те годы заниматься научной работой (а на факультете психологии готовили именно к этому) можно было всего в нескольких местах. В частности, это был НИИ общей и педагогической психологии АПН СССР (НИИОПП), факультет психологии МГУ, аналогичный факультет в пединституте им. Ленина. (Вопрос о том, почему взяли именно ее, в воспоминаниях опущены. Прим. ред.)

Директором НИИ психологии АН СССР был Ломов, поэтому институт называли чаще «ломовским».
С образованием ломовского института НИИОПП потерял звание единственного и неповторимого, что было, конечно, обидно. Ведь он был первым в России и третьим в мире научно-исследовательским психологическим учреждением. Институт был создан профессором Московского университета Георгием Ивановичем Челпановым. Институт начал свою работу в сентябре 1912 г., а торжественное открытие института состоялось в апреле 1914 г. Средства на создание института были пожертвованы известным российским меценатом Сергеем Ивановичем Щукиным. Согласно пожеланию благотворителя Психологическому институту было присвоено имя его покойной супруги – Лидии Григорьевны Щукиной.
Сейчас институт называется Психологический институт РАО.

В советское время быть НИИ Академии наук было значительно почетнее, чем быть НИИ академии педнаук. Это выражалось и в зарплате сотрудников. Так в НИИ, относящихся к большой академии, платили больше. Кроме того, со статусом института АН было связано множество плюшек: больше путевок в пионерские лагеря, санатории и дома отдыха; та же возможность выезжать за границу, продуктовые заказы, которые распределял профсоюз в АН были лучше, возможно, у них были большие возможности по получению квартиры или строительства кооператива, получения дачного участка.

Сейчас трудно вспомнить, сколько всего, помимо зарплаты, зависело от места работы.

Так вот, все это было в АН лучше, чем в АПН. По этому поводу сотрудники НИИОПП очень переживали.

Но зато НИИОПП был в самом центре, на проспекте Маркса (теперь, на Моховой). Все годы институт располагался в здании, построенном для него Щукиным. В здании были предусмотрены экспериментальные комнаты, практикумы, актовый зал, аудитории, библиотека, мастерская. Единственное, все было рассчитано человек на 30, максимум – на 70, если очень ужаться, а в 1975 году сотрудников было 250 человек.

А НИИ психологии АН СССР находился на Вавилова, в подвале. Позже они переехали на Стромынку, в собственное здание. Мне кажется, что это произошло еще при советской власти.
Смешно читать, как комментаторы опуса Сергиенко жалеют ее, или удивляются, что она не ушла на более денежную работу.

Помните, анекдот, как мужик жалуется, что устал убирать в цирке за животными, особенно, за слоном. Ему советуют уйти оттуда, а он отвечает: «Уйти из шоу-бизнеса?!».

Правдиво в воспоминаниях Сергиенко одно: очень трудно было получить повышение по службе. В НИИОПП люди сидели в лаборантах по окончании МГУ по нескольку лет, и их переводили в мнс после защиты кандидатской. Защитить же докторскую было сложно. А кандидату наук с большим стажем место снс приходилось ждать очень долго - пока кто-то не уволится из снс. А они не увольнялись, и работали часто до самой смерти, лет до 90. Никто их к увольнению не принуждал.

В своих воспоминаниях Сергиенко умудрилась опустить самое главное, что составляло суть жизни научного работника, а именно, саму научную работу.

Те, кто сами не работали тогда в таких местах, думают, что люди только и делали, что травили анекдоты. Нет, больше всего говорили и переживали по поводу своей работу, и пусть эти переживания не всегда были связаны собственно с творчеством, но уж, по крайне мере, с карьерой – точно. Опубликовать статью, книгу, защитить обе диссертации – все это было очень и очень непросто.
Сама Сергиенко была успешна в этой деятельности. У нее множество статей, монографий, она профессор. Так что между анекдотами и диссидентскими книжками, спектаклями и фильмами, тремя мужьями, двумя детьми она еще много, чего успевала сделать по работе.

Меня несколько удивило то, что в НИИ психологии были сложности с библиотечными днями: якобы, у них был всего один библиотечный, и тот давали не всем и не всегда.

В НИИОПП было 2 присутственных дня, а остальные – библиотечные. Только в присутственные дни жизнь била ключом, а в остальные дни была тишь, да гладь. Каждый день ходили на работу только те, кто вел какие-то эксперименты. А писали все дома или в библиотеке. В институте для этого даже места не было. Каждая лаборатория – это небольшая комната, а нужно было уместить 15 столов. Несерьезно же. Обычно там стоял стол заведующего, стол для лаборанта и еще парочка столов. И это еще компьютеров не было! Поэтому библиотечные дни были спасением от перенаселения.
Даже отраслевом в институте, куда я пришла после окончания МГУ, было 2 библиотечных дня.

В общем, странная информация. Может, Сергиенко что-то забыла или описывает какой-то один период? Так, она жила в Тушино, и пишет, что там не было метро. Но «Сходненскую» построили в 1975 году. То есть, она ездила домой не на метро всего 3 года, а у нее получилось, что всегда. Даже если она родила в 1973 (тогда сидели с ребенком до года), то ездить с работы в ясли без метро бей пришлось не больше года.
Наверное, и с библиотечными было то же самое: Сергиенко пишет о каком-то одном периоде, который ей особенно запомнился.

Много ли пили в академических НИИ? Вот не знаю. В нашем, не академическом, могли выпить рюмку, если кто отмечал день рожденья или на Новый год, но бутылка полусладкого вина на 15-17 человек – это был наш потолок. Женщины же, разных возрастов. Кому-то всегда нельзя по разным причинам, кто-то вообще не пьет.
Много ли пили в НИИОПП? Я там в молодости работала лаборанткой 2 года, и пьянства не замечала. Да и когда им было пить? Они же на работу приходили 2 раза в неделю, и им нужно было срочно перетереть массу всего необходимого с начальством.

Помню только, как красиво отмечали Старый Новый год. Столько было талантов, что-то свое пели, представляли, наряжались. Но пьяных не было.

Может, в НИИ психологии АН бухали? Вот только с чего бы?

Если кто прочтет воспоминания Сергиенко под другим углом, то он поймет, что все было не так плохо. Она могла заниматься наукой и хорошо проводить досуг: книги, театры, кино, посиделки с коллегами и друзьями. И детей растила, и любовь крутила, и мужей меняла. Казалось бы, что еще нужно?
Оказывается, нужно было, чтобы не было нелегальной литературы и можно было ездить за границу, и можно было купить все, на что есть деньги, когда захочется.

Конечно, все это было бы очень хорошо. Но возникают сложности только с одним: с деньгами. Сколько сегодня получает мнс в их институте? Может ли женщина-мнс с двумя детьми позволить себе потратить четверть зарплаты на книгу или спектакль? А Сергиенко якобы получала 105 рублей (это, наверное, после вычетов), но легко покупала книги по 25 рублей. А может эта женщина-мнс сегодня купить разом 2 пальто, причем одно из них будет стоить 2 ее оклада, а другое – 4 оклада?

Обратите внимание, что никто из комментаторов не считает научную работу престижной. А в советские времена работать в институте психологии РАН было редкостной удачей. Сегодня престиж работы ученого упал до нуля.

И во многом этому способствовали вот такие воспоминания. Сами вырыли яму себе и тем, кто будет после нас.


Переход по щелчкуВ верхнее тематическое оглавление
 Переход по щелчку Тематическое оглавление (Рецензии и ругань)

Метки:

Buy for 60 tokens
Buy promo for minimal price.

Comments

Гайдар Чубайсович
16 сент, 2018 12:48 (UTC)
120 рублей хорошие американские джинсы? :))))))))))))Финское говнище , в лучшем случае. Амиджинса от 200 рублей.
Медтрёхтомник - 5 рублей в магазине, если еще найдёшь. Фантазёр советский. А у меня четвертак, а то и выше было.
uborshizzza
16 сент, 2018 12:52 (UTC)
В 80-м году, когда джинсов было много из-за олимпиады, они стоили 250 руб. Это я точно помню.
nacht_undnebel
16 сент, 2018 12:55 (UTC)





Про джинсы за 200 впервые слышу. Но может быть, какие-то идиоты и покупали за 200, если денег не меряно. Самая большая цена которую мне приходилось слышать - это пластинка (тема "пласты") за 180, когда такие же стоили 80-120.

Но вы лучше назовите мне название книги за 25 рублей. Посмеемся вместе. Слабо? с названием книги ?
uborshizzza
16 сент, 2018 13:04 (UTC)
Да ради бога. Сборники Цветаевой, Ахматовой, Пастернака например. "Мастер и Маргарита".

Edited at 2018-09-16 13:05 (UTC)
nacht_undnebel
16 сент, 2018 13:25 (UTC)





Я не осуждаю. Даже приветствую, - каждый сходит с ума по-своему. Вольному - воля, спасённому - рай. Если человек хочет иметь труднодоступные книги книги у себя дома, а не читать их в библиотеке, и переплачивать за это приличные суммы, которые у него откуда-то есть, то на доброе здоровьичко.
(Анонимно)
16 сент, 2018 13:30 (UTC)
Мастер и Маргарита в начале 70-х стоил 80 рублей.
m25
16 сент, 2018 14:14 (UTC)
Мастера и Маргариту, а также Стругацких я прочитала в читательском зале заводской библиотеки. В свободном доступе.
uborshizzza
16 сент, 2018 15:22 (UTC)
Люди хотели иметь эти книги всегда под рукой. Это был престижный предмет потребления.
m25
16 сент, 2018 16:01 (UTC)
Поэтов перечисленных там же читала и переписывала от руки то, что нравилось. Престиж - это не вопрос доступности книг и ужасов совка, согласитесь. Кто хрусталь собирал, кто книги. Кстати, у нас дома было много собраний сочинений русских и иностранных классиков - мама собирала, в 60-е было свободно и не оценивалось как что-то престижное. В читальный зал я ходила именно за труднодоступными "дефицитными" авторами, остальное просто было дома.В общем, мне сложно оценить, что подвигло уважаемого профессора описывать ужасы совка: по мне хорошего было больше, чем плохого. Впрочем, когда начались 90-е и развалился наш НИИ, мне было 30, а молодость вспоминается по большей части хорошо)
zmeika_gadyka
16 сент, 2018 15:24 (UTC)

Мастера в Новом мире напечатали. Журналы было легко достать.

uborshizzza
16 сент, 2018 15:45 (UTC)
Впервые ММ был напечатан, кажется, в журнале "Москва". Это было в 1967 году. Достать этот номер было невозможно, но с него делали ксероксы. Их и продавали.

Когда ММ печатался в "Новом мире", не помню. К этому времени уже все прочли и купили, кто хотел, конечно.
zmeika_gadyka
16 сент, 2018 16:57 (UTC)
Может и в Москве. За давностью лет не упомню. Брала в библиотеке.
valerie_livina
18 сент, 2018 23:26 (UTC)
Судя по высказываниям, выступает Знатный Фарцовщик

Latest Month

Сентябрь 2019
Вс Пн Вт Ср Чт Пт Сб
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
2930     

Метки

Разработано LiveJournal.com
Designed by Tiffany Chow