?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Начало
https://uborshizzza.livejournal.com/4887779.html

Пантелев записывал все за своей дочкой, потому что он поверил в слова Чуковского, что до 5-ти лет каждый ребенок гениален.
Также он верил Макаренко, который считал, что воспитывать ребенка нужно с самого рождения. Когда мать двухнедельного ребенка спросила Макаренко с какого возраста нужно начинать воспитание, он ответил, что та уже опоздала на 2 недели.

Пантелеев хотел воспитать дочь так, чтобы она была полезным членом общества, а не была ему обузой. У писателя есть рассказ про девочку, вызвавшую у него чувство омерзения. Эта девочка в ресторане не хотела есть суп, а хотела мандаринов, и ее родители никак не могли ее успокоить. Пантелеев сделал вывод, что своим неправильным воспитанием родители вредят всему обществу, которому эта девочка сядет на шею.
В то же время Элико однажды наблюдала девочку, которая требовала, чтобы мама купила ей куклу, а когда мать сказала, что у нее нет для этого денег, девочка легла на землю и стала биться в истерике. Элико поклялась, что ее ребенок никогда не будет так себя вести.

Как видите, родители были солидарны в воспитании дочери. Они хотели, чтобы Маша росла доброй, воспитанной, знала этикет, не была капризной, жадной, умела прощать, хотела помогать людям, любила читать.

Пять с лишним лет Пантелеев вел записки, фиксируя достижения дочери. Когда ей было 10 лет, он опубликовал записки в книге "Наша Маша".

К сожалению, Пантелеев не мог опубликовать свои записки полностью. Он не включил в книгу главы, где он знакомил Машу с религией, а ведь родители были очень религиозны: молились, постились, регулярно ходили в церковь, отмечали религиозные праздники, даже совершали паломничества.
Понятно, что цензура этого бы не разрешила бы, но без этой информации трудно понять, как девочка развивалось. К тому же религиозный опыт должен был влиять на ее общение с другими детьми, тем более, что нельзя было рассказывать об этом чужим людям.
В общем, родители хотели сделать из Маши христианский идеал человека.

Отец записывал за Машей смешные словечки. Почти все, что делала девочка его умиляло, но иногда он на нее сердился. Так однажды Маша съела что-то неположенное (у нее была диета из-за диатеза) и сказала, что вредный продукт дала ей мама. Папа наказал девочку тем, что перестал с ней разговаривать.

http://rusbatya.ru/wp-content/uploads/2014/08/panteleev_masha.jpg

В другой раз он был возмущен тем, что Маша била по лицу свою бабушку – тещу писателя. Он не удовлетворился простым извинением, а опять не разговаривал с Машей и добился полного раскаяния.

Когда на детской площадке Пантелеев узнал, что девочка, играющая с его дочерью, потеряла мать, он заставил Машу отдать ей свои игрушки и переживал, что она сделала это только под его давлением.

Один раз Пантелеев обиделся на дочь за то, что она пожалела ему булочку (она сама ее испекла, помогая маме). Он вспыхнул, хлопнул дверью, а потом упрекал себя за глупое поведение.

Как он рассказывает, то все было очень мило. Но кто будет на себя лишнего наговаривать? Тем не менее, Пантелеев упоминает один случай, когда он пригласил соседских детей на Новогодний утренник в своем доме. Дети стали играть с Машиными игрушками, а она кричала: «Это мои игрушки!». Ей было 3 с небольшим года, гостям – примерно столько же. Пантелеев увел Машу в другую комнату и стал объяснять, что нельзя жалеть для гостей игрушки. Маша упрямилась – он начал на нее орать. Она заплакала. И тут в комнату ворвалась одна из девочек и спросила: «Что вы с ней делаете?». Дети стали утешать Машу, успокаивать ее. На отца дети смотрели осуждающе.
Так что, видимо, не так уж безобидно проходили воспитательные беседы.

Маша, видимо, переживала, что отец бывает суров. И он редко ее хвалил. Вот она прибегает к маме: "Мама, я сама завязала шнурки!". Мама: "Ах!". Маша: "Вот! А этому ничем не угодишь!".

Но таких случаев было немного. Большей частью отец искренне восхищался каждым шагом и словом дочки.

Кстати, говорить она стала поздно – к 2.5 годам и долго говорила плохо. В 5 лет Маша путала многие слова, например, «Африка» и «фабрика». Некоторые слова она забывала и пыталась заменить словами, как-то связанными с забытым. Так, однажды она спросила помнит ли папа, как они в прошлом году нашли на вокзале кобылу. Папа долго не мог понять, о чем идет речь – оказалось – о подкове.

Когда он читал ей сказки Андерсена, она не понимала 90% текста. Ему приходилось все ей разъяснять, но Маша быстро от этого уставала.

У Маши рано выявились неврологические проблемы, с которыми боролись врачи. Пантелеев предупредил, что все записи о болезни девочки он публиковать не будет, поэтому трудно понять, что с ней такое было. Известно только, что она плохо засыпала. Чтобы заснуть ей нужно было поплакать, и перед сном она искала повод для расстройства. Например, днем услышала, как мама сказала, что клубника кончилась. А перед сном начинает плакать: «А-а-а! Клубника кончилась!».

Также девочка испытывала различные страхи. Ей вечно что-то мерещилось в темноте.

У нее были навязчивости. Она каждый вечер просила напомнить ей с утра список дел на день. В этот список входили: глажка кукольной одежды, разучивание стишка, еще что-то.

Но некоторые странности девочки родители поощряли. Так им нравилось, что она отказалась есть мясо. Маша даже на рынке пыталась объяснить продавцам, что нехорошо есть «теленочков». Она плакала из-за того, что при ней кто-то убивал муху. Пантелеев сам осуждал одну детскую писательницу, которая убила заползших к ней в комнату муравьев.

Отец много играл с дочкой. Она любила игру в дочки-матери. Папа считался мальчиком Алешенькой, а Маша была его мамой. А иногда папа был девочкой Люсей, а Маша ее мамой.

https://pp.userapi.com/c604828/v604828462/36850/9YS2q79gRHM.jpg

В 5 лет Пантелеев начал учить Машу читать и писать. Он поставил парту, доску, придумал для Маши одноклассников и изображал и учителя и их. У каждого ученика был свой характер. Одна девочка, Ирочка Снегова, не любила Машу и все время старалась ее задеть. Так отец хотел показать Маше, что в школе может быть всякое, не только приятное.
Маша тоже иногда изображала учительницу Марию Алексеевну. Она учила своих кукол.
Для того, чтобы выучить Машу читать, папа соорудил игрушечный магазин с баночками и кульками и на каждом написал название продукта. Еще он присылал Маше «телеграммы».
Кроме того, Пантелеев учил с Машей немецкие слова. В 5 лет она знала 300 немецких слов.


Родителям казалось, что у Маши есть актерский талант: иногда она очень похоже изображала знакомых, делала вид, что играет на рояле и пр.

Отношения с другими детьми у Маши не всегда складывались. Если девочки не брали ее в игры, Пантелеев из-за этого переживал. Он отбирал у детей игрушки, которые дети отжали у Маши. Ему не нравилось, что если Маша играет со старшими детьми, она им подчиняется. Но когда он увидел, что в какой-то игре Маша верховодит, то был счастлив.

Вместе с тем, Пантелеев не слишком хотел, чтобы дочь общалась с обычными детьми. Он подозревал, что они могут научить Машу дурному. Таким образом, он разрывался между желанием оградить дочку от грубости жизни и пониманием, что ей необходимо детское общество.

Однажды Машу в очередной раз не взяли в игру. Она отошла в сторону. Наблюдающая за этим старушка сказала Пантелееву: "Уж очень она у вас робкая". Он ответил: "Лучше пусть будет робкая, чем наглая".

В 5 лет Маша еще не умела играть в большинство детских игр типа пряток или салок.

Материальное положение семьи по советским меркам было хорошим. Они жили в 4-хкомнатной квартире, у Маши была своя комната. Правда, она часто просилась спать с мамой.

Мама не работала. Папа в основном работал дома. Когда он сидел в своем кабинете, Машу к нему не пускали. Она просилась к папе, но ей говорили, что нельзя. Папа стоял по другую сторону двери, сердце его обливалось кровью от слез дочери, но дисциплина превыше всего.

Летом снимали дачу, или жили в Доме писателей в Комарово, или ездили в Прибалтику. В доме были няни и домработницы.
https://rusbatya.ru/wp-content/uploads/2014/08/panteleev_semya.jpg

Пантелеев выезжал за границу, привозил оттуда Маше одежду, игрушки.

Маша - в клетчатом пальто. В коляске - внучка сестры Пантелеева Кулемушка. Маша обожала Кулемушку, но посмотрите, как робко она касается коляски, и как по-хозяйски за ручку коляски взялась совершенно посторонняя девочка, хотя она явно младше Маши
https://pp.userapi.com/ypapI2-q9fTGAmtJpulAxl2NsOUkoLouABk7Cw/YLBxMUUgFNo.jp



В целом, читать книгу приятно. Пантелеев ведь пишет не только про Машу, но еще и описывает природу, советские праздники, еще какие-то реалии того времени, когда и я была маленькой девочкой (Маша старше меня на 2 года).

Иногда Пантелееву приходило в голову, что он поздновато завел ребенка. Вообще-то он был на 2 года старше моей бабушки. Один раз он встретил в Комарово Тимура Гайдара, который был уже немолодым человеком. Пантелеев вспомнил, что, когда он познакомился с его отцом, тот был его моложе. Тогда он подумал, что, может быть, староват для такого маленького ребенка, как Маша.
Между тем, он часто прихварывал. То в больнице лежал месяц, то дома. Скорее всего, у него были проблемы с сердцем.
Иногда Пантелеев вместе с женой уезжал в санаторий на месяц, а девочку оставляли с бабушкой и няней или с бабушкой (она приезжала из Грузии) и тетей (сестрой Пантелеева).

Записок о том, как Маша училась в школе, нет. Но из писем Пантелеева, из рассказов знакомых известно, что училась Маша неважно. Математика не давалась ей вовсе. Она часто и помногу болела.

По окончании школы Маша хотела поступать в театральное училище, но родители ее отговорили. Они считали, что одного умения изображать каких-то людей мало. Нужно еще уметь петь, танцевать, а Маше этого не было дано. Родители боялись, что провал на экзаменах станет для Маши большой травмой.

В итоге Маша поступила на факультет иностранных языков в пединститут. Она хорошо знала немецкий язык, с русским и литературой у нее тоже проблем не было, хотя читать она не любила.

Маша успела окончить один курс, но в 18 лет заболела так тяжело, что на полтора года оказалась в психиатрической больнице. Позже она стала там частой гостьей.

Что с ней было? В одном из писем Лидии Чуковской Пантелеев пишет, что Маша 5 лет не выходила из дома, а при поступлении в психиатрическую больницу (институт им. Бехтерева) сразу пошла гулять в больничный парк.
Лидия Чуковская сказала кому-то, в ответ на предложение устроить Машу на работу на телевидение, что сейчас это невозможно, так как она ни с кем не разговаривает и всего боится.

Вместе с ней Машина подруга, которая дружила с ней в школе, а потом эмигрировала в США, приводит Машино письмо. Дело в том, что подруга вернулась через 10 лет из США, но побоялась навестить Машу в клинике. А Маша написала ей письмо. Это вполне обычное письмо, вежливое. Маша спрашивает, как у подруги дела, как поживает ее дочь, желает всего хорошего.

Подруга вспоминает Машу, как остроумную девушку, которую чрезмерно опекали родители. Они даже в 10-ом классе не разрешали ей одной ездить на общественном транспорте. Однажды Маша сказала ей, что не любит родителей. В подруги дочери ее выбрал Пантелеев. Она была дочерью директора ДТ «Комарово» и младшей сестрой по отцу Сергею Довлатову.

Пока была жива Элико, Маша находилась в больнице не все время. В последние годы Элико ни за что не хотела ее отпускать туда. Но Элико внезапно умерла от сердечного приступа в 1983 году. Она везла какую-то одежду в церковь, хотела успеть на трамвай, побежала за ним, а сердце остановилось.
Пантелеев к этому времени был уже тяжело болен. Он должен был 18 раз в день давать Маше лекарство. Учитывая, что он сам периодически лежал в стационаре, он не мог обеспечить ей должный уход. К тому же они еще и ссорились.
Пришлось поселить Машу в Бехтеревском институте. В 1986 году Пантелеев умер, а Маша скончалась в 1989 году. Ей было 33 года.

Как могло так получиться, что человек, который сам был способен выжить в любых условиях, не смог передать ничего из своей жизнестойкости своему ребенку?
Все же не воспитание и не родительский опыт определяют судьбу ребенка, а какие-то другие факторы. В данном случае это были какие-то врожденные особенности нервной системы.
И никакая любовь, никакие старания, никакие хорошие условия не смогли этого изменить.
Такая вот ирония судьбы.

Так получается, что родительская любовь ничего не значит? Значит. Если бы Пантелеев так не любил свою дочь, не написал бы о Маше такую теплую книгу, то мы бы о ней ничего не знали. А так ее помнят, о ней пишут. В ВК есть даже сообщество «Наша Маша».

Buy for 60 tokens
Buy promo for minimal price.

Comments

sim_quor
28 сент, 2018 08:33 (UTC)
Мама южанка, папа - бродяжник и рецидивист, кирпичи класть не желал.
Ещё и имя себе на этом бродяжничестве сделал.
Хитрец.
uborshizzza
28 сент, 2018 10:02 (UTC)
Мне интересно, как он не попал на фронт. У него бронь была? Ведь его брат Василий воевал и погиб.
sim_quor
28 сент, 2018 10:45 (UTC)
Плоскостопие, наверно.

Latest Month

Сентябрь 2019
Вс Пн Вт Ср Чт Пт Сб
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
2930     

Метки

Разработано LiveJournal.com
Designed by Tiffany Chow