?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry


После двухтомного «Тобола», о котором я никак не соберусь написать, у Алексея Иванова вышла книга «Пищеблок».
Несерьезная книга – из жанра сатирической фантастики. Сатира тут очень-очень острая: про СССР. Самое время обличить проклятых коммунистов.

Итак, в 1980 году в пионерлагерь «Буревестник» заезжает новая смена.
Главными героями будут пионер Валерка и пионервожатый Игорь.

Валерке – 12 лет, он носит очки. Сообразительный ребенок, который умеет из спичечного коробка соорудить калькулятор, из тюбика с зубной пастой – космическое питание, а из простыни – домик.
Игорю – 19 лет, он – студент филфака, а в лагерь приехал для педпрактики.

Лагерь интересен тем, что добраться до него можно только по реке Архирейке. Пионеров, вожатых, а также продукты перевозит речной трамвайчик.
До революции тут были дачи богатых горожан, рядом располагалась деревня. Во времена Сталина в окрестных лесах скрывались беглые зеки. Наконец, в 60-е на основе бывших дач сделали пионерлагерь.

Первая часть романа довольно скучная.
Описываются будни пионерлагеря: линейки, кружки, взаимоотношения пионеров.
В лагере есть трое хулиганов, по которым плачет детская колония; есть футбольная команда, чей капитан Лева (мальчик, занимающийся футболом) пытается научить других ребят хоть немного играть в футбол; есть вредные девчонки, соперничающие друг с другом.
Пионервожатый Игорь завел романчик с пионервожатой Вероникой.
Валерка отказался играть в футбол; пытался пристроиться в хоровой кружок; поссорился с хулиганами и почти влюбился в девочку Анастасийку.

Все герои - безликие и неинтересные.

Интересная фигура в лагере была одна: это – пенсионер союзного значения Серп Иванович Иеронов.
Почему его так звали? Он был участником Гражданской войны, и имя себе взял взамен того, каким крестили – вместо Сергея. У него еще был брат Матвей, который стал именоваться Молотом. Молот Иванович погиб во время сталинских репрессий, а Серп Иванович благополучно дожил до 1980 года, был полон сил, а поселился рядом с лагерем. Когда-то там находилась его родная деревня.

Серп Иванович был одинок, но любил навещать пионеров. Он поднимал и спускал флаг вместе с кем-нибудь из ребят, рассказывал о революции.
В революцию он пришел после того, как на его деревню напали белые, а братья Иероновы возглавили оборону.

У Серпа Ивановича в доме стоял телевизор, а в лагере телевизора не было. Он разрешил всем желающим приходить к нему на террасу и смотреть трансляцию олимпиады.
Иванов несколько раз описывает различные соревнования. В его интерпретации выглядят они неприглядно: какие-то люди с выпученными глазами зачем-то куда-то бегут или прыгают.

Какие-то детали жизни лагеря напоминают те, что были в моем пионерском детстве. Например, подготовка к смотру и песня «Орлята учатся летать» - когда ее поют высокими детскими голосами, то замирает сердце. Я ее тоже любила.

Прогрессивная же руководитель кружка пения Вероника решила петь на смотре «Чунгу-Чангу».

По вечерам дети рассказывали страшные истории про черную-черную комнату и гроб на колесиках. Валерка как раз сделал себе над кроватью полог из простыни, образовав своеобразный домик. И вот он не мог уснуть после страшилок и вдруг услышал чмоканье. Он выглянул из щелки своего «домика» и обнаружил, что Лева Хлопов – капитан их футбольной команды – пьет кровь из руки спящего на соседней кровати мальчика. Потом Лева подошел к кровати Валерки и стал просить пустить его к себе.

Утром Валерка решил, что ему это примерещилось. Но Хлопов вел себя странно: он надел пионерский галстук (а их надевали только на открытие и закрытие смены) и выпрашивал у всех пионерский значок – у кого-то одного только нашелся.

Валерка спросил мальчика, у которого пили кровь, как он себя чувствует, но тот ничего не помнил и ответил, что нормально, а на руке у него были следы укусов, как от больших комаров.

Вечером Валерка увидел, как кто-то пьет кровь из руки лежащей на скамейке девочки.
Валерка побежал к своему вожатому Игорю, рассказал ему о произошедшем, но тот ему не поверил, тем более, что никакой девочки на лавочке уже не было.

Игорь немного знал о вампирах, т.к. читал про Дракулу. Он сказал Валерке, что Хлопов не может быть вампиром, потому что вампиры днем спят, они не едят ничего, кроме крови, сгорают на свету.
Но Валерка не мог с ним согласиться. Каждую ночь Хлопов просился пустить его к себе и говорил: «Тебе же лучше будет, тебе это нужно». Все больше ребят начинали носить значки со звездочкой и красные галстуки. Однажды Валерка видел, как с одного из таких ребят содрали в драке галстук, и он начал задыхаться и убежал прочь.
Многие из ребят теперь подчинялись красногалстучникам. Футбольной команде это даже пошло на пользу - она стала играть значительно слаженней.

Валерка теперь узнал бы вампиров даже, если бы они не носили галстуки: они все стали очень правильными и сознательными – это днем, а ночью пили чужую кровь.

Он думал, что хоть хулиганы вне подозрений, но когда они на него напали, понял, что они тоже вампиры, а их правильность заключается в том, что они теперь – идеальные хулиганы. А звезды у них были нарисованы шариковыми ручками прямо на теле.
Валерка уже понял, что вампиры не посмеют вломиться в помещение, если их не пригласить. Он прибежал в столовую и попросил повариху бабу Нюру спрятать его в пищеблоке. Она совсем не удивилась и выполнила его просьбу.

Баба Нюра рассказала, что прекрасно знает о вампирах. Более того, она сама когда-то была вампиром. Тогда ей было 7 лет. Вампиров она звала «пиявцами», а тех, из кого они пьют кровь – «тушками». Людей в пиявцев превращает темный властелин или стратилат.
Пиявцы пьют кровь не для себя, а для него – он пьет их кровь. Тушки ничего не помнят из того, что с ними делают, а пиявцы помнят. Они носят красные галстуки и звезды, потому что те спасают их от солнца – без них они начинают сгорать.
Сами пиявцы долго не живут – умирают в течение года после обращения. Стратилату нужно пить их кровь в ту фазу луны, когда он стал темным властелином, иначе он пропадет.

А как же баба Нюра? Ей повезло, потому что ее стратилат умер раньше, чем исполнился год со дня ее обращения. Она потом очень болела, но выжила. Только сильно заикается и лицо на одну сторону перекосило.

Между тем, Игорь тоже столкнулся вампиром. Его возлюбленная Вероника сначала перестала с ним встречаться, сказав, что добрачный секс - это плохо; вообще сделалась очень правильной (так, вместо «Чунги-Чанги» ее дети начали петь «Орлят»). А ночью он обнаружил, что она по стене забралась до его окна на втором этаже, просит ее впустить и выпускает клыки.

Так Игорь и Валерки стали союзниками.

Они вместе пошли к старшей пионервожатой. Та ничего слышать не хотела о вампирах: мол, что за чушь несут эти двое. Но на прямой вопрос, сколько детей из тех, что отдыхали в ее пионерлагере, не дожили до следующего года, ответила, что все они умерли после того, как уехали из лагеря, и ее это не касается. Но оказалось, что 13 детей каждый раз не доживает до следующего года: кто под машину попадет, кто покончит с собой, кто чем-то заболеет…

Разговор с врачом тоже ничего не дал. Он признался, что видел нечто очень странное: к нему в медпункт приходили дети в очень плохом состоянии, умирали при нем, а ночью оживали и уходили. Он не хочет думать об этом, пьет горькую и считает дни до конца смены.

Тогда Валерка и Игорь пошли к Серпу Ивановичу. Этот человек выслушал их внимательно и рассказал, что много лет назад в этой местности были вампиры, но чекисты, и он в их числе, с ними боролись. Он думал, что они всех истребили, но, оказывается, не всех. Он попробует что-нибудь придумать.

На обратном пути в лагерь на Валерку и Игоря напала группа вампиров. Спасаясь, они прыгнули в воду, и тут поняли, что вампиры боятся воды. И вдруг позади вампиров появился Серп Иванович. Он и был стратилатом!

Валерка и Игорь принялись вновь допрашивать бабу Нюру. Почему она не рассказала им про стратилата? Она его боялась.
Серп Иванович наврал о своем героическом революционном прошлом. На самом деле он, его брат и другие деревенские парни отправились грабить богатых дачников. Там им оказал отпор один белый офицер. Но патроны у него кончились, Сергею и Матвею удалось загнать его в хлев. Матвей бросил в него вилы и закричал: «Ты пил народную кровь – так дай нам напиться твоей крови!». А офицер оказался стратилатом. Стратилат не может отказать тому, кто просит его крови, и он потом будет подчиняться этому новому темному властелину. Офицер прижал головы братьев к своим ранам – так они стали стратилатами.

Молот Иванович и был стратилатом Нюры. Его репрессировали, и он умер в тюрьме от вампирского голода, потому что сидел в одиночке и не смог выпить крови в свою фазу луны.

У Игоря возник план, как уничтожить Серпа Ивановича. Он вычислил, когда будет та фаза луны, когда стратилат пьет кровь. Это - последний день смены, на который должен был зажечься пионерский костер.

Игорю удалось заманить всех вампиров на речной трамвайчик и посадить его на мель около островка посередине реки. Вампиры боялись воды, правда, не всей, а только освященной. А реку Архирейку в свое время освящали святые люди.

Вообще, Игорь поразился тому, что все мифы про вампиров оказались правдой: они и солнца боялись, и освященной воды, и креста.

Игорю также упросил Веронику назначить Серпу Ивановичу встречу у пищеблока. Пищеблок был отдельным помещением с прочным замком.
Виделось это так: Серп Иванович придет, заглянет внутрь, а Валерка закроет дверь и повернет ключ.
Таким образом, вампиры не смогут помочь стратилату, а он не сможет выпить еще чью-то кровь и умрет от жажды.

Но что-то пошло не так. Игорь со своей задачей справился, а Валерке помешали разборки между его девочкой Анастасийкой и ее врагиней Жанной. В результате драки ключ потерялся.

Серп Иванович пришел, все понял. Он заявил, что раз так, то вместо Вероники он выпьет Анастасийку. И тут у Валерки остался только один выход. Он сказал: «Я хочу пить твою кровь!». После этого он сам стал стратилатом и приказал Серпу Ивановичу спрятаться посередине будущего пионерского костра, а потом сгореть.

И вот последний день олимпиады, пионерский костер и в нем сгорает Серп Иванович.
Бывшие вампиры тяжело заболели, но есть надежда, что выздоровеют.
Валерка не хочет пить чужую кровь, и автор обещает, что он найдет выход и доживет по крайне мере до 2020 года. Уж не знаю, будет ли на эту тему отдельная книга.

Валерка и Игорь размышляют о том, что вампиры испортили изначально хорошую идею коммунизма, равноправия, братства.

Коммунистическая идея к 80-м годам была мертва. Валерке и Игорю нравился находиться в коллективе, иметь общую цель, ощущать общность, но в пионерской жизни все это превратилось в сплошную формальность. У пионеров не было общности, не было у них единой цели.

Да и была ли когда-нибудь коммунистическая идея? Не было ли это с самого начала предприятие вампиров, чтобы пить народную кровь? Хотя, и до революции были вампиры.

Наверное, государство и власть устроены так, что наверху стоят стратилаты. Они пьют кровь из приближенных к ним пиявцев. Пиявцы пьют кровь из тушек – из всех остальных. Стратилаты живут долго и счастливо. Пиявцы живут недолго, но счастливо. Тушки - это просто скот. Какая жизнь у скота?

Старые вампиры-коммунисты (которые изначально были не революционеры, а бандиты и грабители) сгорели в 1980 году. Появились новые стратилаты.
Если Валерке в 1980 году было 12 лет, то в 1991 году ему исполнилось 23 года. Он вполне мог вписаться в рынок.
Так где его теперь искать? Он не пьет кровь? Благодать-то какая настала!
Ура! Мы живем в самом лучшем мире из всех возможных!


Переход по щелчкуВ верхнее тематическое оглавление
 Переход по щелчку Тематическое оглавление (Рецензии и ругань)
Buy for 60 tokens
Buy promo for minimal price.

Latest Month

Сентябрь 2019
Вс Пн Вт Ср Чт Пт Сб
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
2930     

Метки

Разработано LiveJournal.com
Designed by Tiffany Chow