uborshizzza (uborshizzza) wrote,
uborshizzza
uborshizzza

Categories:

Ужасы нашего городка – эффективные контракты и порка стариков



Давно я чего-то ректора не ругал. Думаю, что и другим будет интересно, так как он не один такой.
Он чрезвычайно политически грамотный, так что лучше следить за тем, что он делает, чем за тем, что говорят по телевидению.

Несколько лет назад, когда Путин объявил о том, что работающим в науке, образовании и медицине будут поднимать зарплаты, стало понятно, что пушистый зверек не заставит себя ждать. Действительно, повышение зарплаты произошло классическим образом – без увеличения объема финансирования. То есть в академических НИИ зарплату на ставку повышают в два раза, но сотрудников переводят на полставки. Кстати, полставки – это в среднем, реально диапазон колеблется от 0,8 до 0,1.

В вузах с теми, кто сидел на научных ставках, проделали тот же финт, а вот с преподавателями так сделать нельзя – количество ставок, выделяемые на кафедру, зависит от часовой нагрузки. Поэтому:
А) Подняли норму выработки, она теперь около 900 часов на ставку,
Б) Срезали часы на внеаудиторную работу. Теперь это не считается. Также не считается все кроме указанного в программе занятий. Например, я (почти, в начале семестра – через одну, в конце – все) каждую пятницу с 12 до 16 принимаю пересдачи. В нагрузку это не идет.

У нас немало программ обучения для заочников, всякие там медсестры с высшим образованием, управленцы и пр. Значит если кафедра ведет с ними занятия, направляет им задания, проверяет выполнение работ, курсовые проекты и прочее, то в зачет идет 4 часа аудиторной нагрузки – первое установочное собрание.

Дальше пути научных работников из академических НИИ и преподавателей стали расходиться. В результате лишения академии наук властных функций, когда управляющими над НИИ назначили банду бухгалтеров, там пошли предсказуемые «оптимизации». Их стали сливать, и помимо этого активно прореживать. Вот тот головной НИИ по вычислительной математике, где я защищал свои диссертации, слили еще с двумя. Потом им заоптимизировали ставки, а теперь оптимизируют численность – за год уволили более 30 докторов наук.

Был разговор о том, что из-за «лихих 90х» страна потеряла поколение научных работников. Сейчас теряем еще два – стариков отоптимизировали, молодежь не идет. Академические НИИ неконкурентоспособны, молодежь скорее пойдет в ВПК. А это – недальновидно, «военные ученые» из ВПК допиливают то, что сделали в рамках открытых академических разработок.

С вузами вроде бы немного получше, но не так чтобы очень. Зарплату повысили, про свою я говорить боюсь, все равно не поверят, но руководство вузов после того, как преподам стали платить выше средней по экономике, тут же захотели стать владычицей морскою, то есть чтобы российские вузы заняли лидирующие места во всемирных рейтингах.

Если рассматривать вузы как предприятия, конкурирующие на рынке образовательных услуг, то мировой рейтинг действительно важен – от него зависит, сколько иностранных студентов можно заманить к себе и сколько денег с них содрать. Однако западники не для того сами эти рейтинги считают, чтобы плохо в них выглядеть, поэтому даже очень хорошие отечественные вузы безнадежно проигрывают любому канзасскому ПТУ для альтернативно одаренных.

Но – хочется, поэтому от преподов стали требовать немеряное количество публикаций в лучших научных журналах. А так как у преподов после проведения занятий, написания методичек, проведения студенческих олимпиад, занятий в кружке и реализации кучи других идей нашего креативного начальства как-то с публикациями не так чтобы очень, то начали применять классику, кнут и пряник в виде эффективного контракта.

Все преподаватели страны по принятому законодательству сидят на временных контрактах, раз в 5 лет – подаешь документы на конкурс. Выбирают, так сказать, самого достойного из толпы желающих. Однако 5 лет – это хотя и стандартный, но максимальный срок. У нас его стали сокращать, основное требование – публикации в журналах списка Scopus.

В результате сейчас тем, у кого все хорошо, дают контракт на 3 года, а у кого плохо – на год с условием, что если не исправится, то больше работать не будет. А это физически невозможно, от момента подачи статьи в рейтинговые журналы до момента из выхода проходит больше года. При этом правила едины для всех, включая тех, кто три дня как вышел из декрета.

Вторая часть, то есть пряник – это отказ от фиксированной зарплаты, точнее, значительная часть зарплаты платится как премии в зависимости от индивидуальной эффективности, и в первую очередь – от числа публикаций. У нас, к примеру, 50% средней зарплаты – это фиксированная базовая часть, а еще 50% платится премиями, в основном – за публикационную активность. В результате кафедра, которая не публикуется, получает 50%, средняя кафедра – 50%+50%, лидеры – 50%+100%, то есть на одних должностях зарплата различается в 3 раза.

По идее это должно охренительно стимулировать научную деятельность и обеспечить прилив новых, молодых и перспективных кадров. Ага, щаззз…

Обнаружилось несколько подводных камней.

Вначале собирались ввести ну совсем индивидуальные контракты, но бухгалтерия не потянула, поэтому ограничились подсчетом эффективности на уровне кафедры. Вот, к примеру, у инфекционистов на кафедре – 26 преподов, причем из них по имеющимся правилам много действующих врачей, которые публиковаться не будут. Но делят эффективность на всех.

Далее, а что делать с аутсайдерами? Вначале начальство обещало порвать их, как тузик грелку, но выяснилось, что среди кафедр с «нулевой эффективностью», например, кафедра латинского языка. И что с ними делать? Выгнать? А где других взять?
Также для ряда специальностей есть объективные трудности с публикациями. Например, есть крепкая кафедра мед. права, но отечественные журналы в список Scopus не входят, а западным журналам наши статьи неинтересны – у них свои законы.

Рабочая лошадка научных исследований – аспиранты. Однако несколько лет назад приняли новый закон об образовании. Теперь аспиранты поступают по общему конкурсу, а потом начинают чесать репу и думать, на какую кафедру им пойти и чего вообще делать. В результате вместо тех, кого натаскивали с младших курсов, поступают какие-то странные личности, много случаев, когда аспирант приписался к кафедре, а потом год на ней не появляется, так что никто и не знает, что у них аспирант завелся. Итого – доля аспирантов, заканчивающих с выходом на защиту, уменьшилась с ¾ до 1/3.

Когда на очередных стимуляционных собраниях начальство начинает учить нас жизни, что мало бубликуемся(*), из зала начинает раздаваться рычание. Это воспитываемые присутствующие начинают рычать: «рррреактивы».
Большинству для того, чтобы вести научную работу, нужны реактивы. Деньги на их закупку не выделяют, хочешь – покупай из своего кармана. Начальство рассказывает нам, что это мы сами такие дураки – надо писать заявки на гранты, их одобрят, вот и будут вам денежки. Однако гранты не одобряют, а когда в неформальной обстановке задают вопрос народу из фондов, почему нас так обидели, они делают круглые глаза – ну да, действительно, у вас заявка лучше всех была, но ведь Первому меду по программе 5top100 на науку огромные деньги уже дали, вот мы и даем другим, а вам – фигу, идите к ректору.

Требования к вузам сейчас очень жесткие, например, в этом году должно быть в среднем не менее 1 статьи из списка Scopus на преподавательское человекорыло. Наша администрация решила не мелочиться и выставить это как минимальную планку для кафедры, так что все, что ниже, не считается. Я, когда осознал, что мне для получения хоть какой-то публикационной активности нужно 14 статей из Scopus, то стал прикидывать, как бы это сделать. У меня получилось, что мне надо сделать 10 статей, и надеяться, что остальные сделают еще 4. «Но не шмогла», в результате все раза в два ниже.

С самим списком Scopus начали твориться странные вещи. Отечественные журналы, давно присутствующие в этом списке и имеющие хорошие показатели, вдруг стали оттуда пачками вылетать.

На следующий год требования еще более ужесточают. Теперь будут засчитывать публикации из Scopus только журналы первых двух квартилей. А это – очень долго, трудно и дорого, где-то от 500 евро за статью.

И вернемся к началу. Все это было сделано, дабы обновить замшелое преподавательское болото. Однако в результате подобной политики, которая с некими вариациями процветает повсеместно, наш вуз не может привлечь эту самую талантливую молодежь. Он проигрывает и школам, и больницам.

900 часов аудиторной нагрузки – это примерно как ставка школьного учителя. При этом от учителя не требуют, чтобы он вел плодотворную научную работу, публикуясь в журналах из списка Scopus, первые два квартиля. Зарплата доцента, кандидата наук, со всеми доплатами за успешную публикабельность такая же, как у школьного учителя без степеней и званий. Ну и нафига козе баян?

С клинических кафедр профессура, в том числе имеющая эти самые злосчастные публикации, уходит в больницы на просто врачебные ставки.

Теперь о личном. Лично меня эти самые тенденции более чем устраивают. Статьи я пишу просто потому что мне это нравится. В результате показатели кафедры у меня на уровне среднем по университету, что для непрофильной кафедры – подвиг.
Что касается научной работы преподавателей, то все годы я буквально на каждой конференции повторял, что преподаватель вуза должен активно заниматься научной работой, иначе он преподавать на нужном уровне не сможет.

А пока – преподавателей, гоняют, шпыняят, пугают, обещают выгнать, но менять все равно не на кого.
(про порку стариков будет в следующей части, если завтра ректор лично меня не прирежет)

-------------------------------------------------------
(*) это – опечатка, но ее жалко исправлять


Переход по щелчкуВ верхнее тематическое оглавление
 Переход по щелчку Тематическое оглавление (Медицинские байки)
Tags: Медицинские байки
Subscribe
Buy for 60 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 48 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →