?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry


Начало
https://uborshizzza.livejournal.com/5027841.html

Остановимся здесь. Воспоминания о жизни до революции – сплошной хруст французской булки. Понятно, детские вспоминания – всегда самые яркие. Но ведь Платонову было 14 лет, когда началась 1 мировая война – неужели же в его жизни ничего не изменилось? И в 17 лет он, как и в 5 лет, ходил с мамой встречать отца с работы. А революцию он тоже не заметил. Когда его спросили про 25 октября 1917 года, он сказал, что в этот день шел мелкий снежок – большей ничего не вспомнил.

Автор настаивает на праве своего героя быть неисторическим человеком, т.е. не замечать больших событий, а сосредотачиваться на мелких подробностях быта. Возможно, он так хочет показать, что Платонов был художником. Но картинок не получатся. Лучше получаются звуки. В «Бризбене» главный герой воспринимает все как мелодии – мир для него звучит.

Вот и Платонов в интервью говорит о том, что вода из кранов теперь капает с другим звуком, что улица по-другому звучит и пахнет. Он считает, что это – самое важное. Про исторические события можно прочесть в книгах, а чем пахла улица в 1914 году, может рассказать только он.

Если дореволюционная Россия описана как потерянный рай, то советская Россия – это ад. Герой учится в ВХУТЕМАСе, но не может рассказать ничего об интереснейшей художественной жизни 20-х годов. Для него важнее, чем пахли волосы Анастасии.

Семья Платонова всю жизнь снимала квартиру, а тут Петросовет бесплатно выдал им, правда не квартиру, а комнату. Но ведь Платонов до 23 дет все сидел в студентах, причем учился бесплатно. На что они с мамой жили? Про это – ни слова. А Анастасия после смерти отца на что жила? Работал в их квартире один противный Зарецкий, да того замочили.

Настоящее, конец 90-х написаны Водолазкиным в сатирическом ключе. Ничто в 90-х не интересует нового Лазаря. Он быстро привык к компьютеру, к телевизору, к Интернету. Его не поразил полет на современном самолете – то ли дело те самолеты, на которые он ходил смотреть с отцом. Полет в Космос оставил его равнодушным, как и отечественная война.

Больше всего Платонова интересовала судьба его современников. Он проводил время в архивах и на кладбищах.

Анастасия оказалась жива, но лежала в больнице, умирала. Он ездил ее навестить, мыл ее, менял памперсы. Она пришла с себя только перед смертью и сказала, что заказала ему Зарецкого. Анастасия даже в таком виде была Платонову ближе всех живущих на земле людей. Но он познакомился ее внучкой, тоже Настей (Анастасия вышла первый раз замуж в 1932 году, мужа расстреляли, от второго брака у нее был сын, от сына - внучка).

Платонов сошелся с Настей, и у них должна была родиться девочка. То есть, первая часть неоконченных дел была им закрыта с зарождением нового человека – он оставил свои гены, его жизнь продолжится в дочери, которая пусть не дочь первой Анастасии, но хотя бы ее родственница.

Настя оказалась очень практичной молодой женщиной. Она заключала рекламные контракты, и Платонов, сидя в бочке со льдом сообщал, что он выжил в заморозке благодаря замороженным продуктам такой-то фирмы. Он за приличный гонорар выступал на шоу, и ему даже вручили медаль «За мужество» в Кремле. Денежки шли в семейный бюджет, а Насте нравилось купаться во внимании СМИ.

Настя переселилась к Платонову, а свою квартиру сдала. Из дома она унесла некоторые вещи, в том числе, доставшуюся ей от бабки (а той от матери Платонова) фигурку Фемиды без весов.

Любопытны были рассуждения Платонова по разным вопросам.
Он считал, что революции произошла потому, что имеющееся в каждом человеке говно срезанировало с говном другого человека. Не сказал, только что стало катализатором резонанса.

Платонов продолжал читать «Робинзона Крузо». Он говорил, что это первый роман о капитализме. Необитаемый остров он противопоставляет Соловкам: Робинзон сумел обустроить жизнь на необитаемом острове, а большевики уничтожили жизнь на обитаемом пространстве.

При этом он считал, что русским людям нужна крепкая власть, как корсет нужен человеку со слабыми мышцами. Здоровым людям корсет не нужен, а больным нужен. Западным людям твердая власть не нужна, а русским нужна.

Он считал, что невиновных нет – все грешили и заслужили наказание.

Он не хотел компенсации от государства за годы в анабиозе, не хотел реабилитации, потому что считал, что человек должен полностью сам за себя отвечать.

Платонову удалось навестить своего мучителя, бывшего надзирателя Воронина, которому было уже 100 с лишним лет. Воронин не захотел с ним говорить, а Платонов понял, что у него нет к этому садисту ненависти, напротив, этот человек, как ровесник, ближе ему многих других.

Также при посещении кладбища Платонов увидел, как раскопали гроб с тем самым старичком Терентием Осиповичем, который когда-то казал ему: «Иди бестрепетно!». Он даже отломал доску от гроба и увидел истлевший мундир, но теперь старичок уже не мог указать ему путь – у него рта не было.

Узнал Платонов и судьбу своего кузена Севы – того расстреляли в 1937 году, а до этого он сумел сделать при большевиках хорошую карьеру. Он даже как-то приезжал инспектировать лагерь, где сидел Платонов. Само собой при встрече (заключенных выстроили в строй для приветствия большого начальника) он сделал вид, что не узнает кузена, и это Платонов понял и принял. Но Сева не только не помог родственнику, а даже велел отправить его на самые тяжелые работы, надеясь, что тот там быстро умрет.
Тем не менее, в 1937 году в вину ему ставили родство с врагом народа – двоюродным братом- и обвинили в участии в том же вымышленном заговоре, по которому расстреляли профессора Воронина и посадили Платонова. Сева требовал разморозить и допросить Платонова, но ничего у него не вышло.

Где-то через полгода после разморозки у Платонова начали быстро погибать клетки головного и спинного мозга. Он стал спотыкаться на ровном месте, но зато вдруг вспомнил, как рисовать. И Платонов нарисовал мужчину, сидящего за столом в пустой комнате. На столе лежит колбаса, а мужчина этот очень несчастен и одинок.

Его послали лечиться в Мюнхен, но там ему не помогли (а герой «Бризбена» жил в Мюнхене). И вот Платонов возвращается домой, самолет не может сесть, а он старается успеть записать последние воспоминания. Платонов назначил себя в жизнеописатели для будущей дочки. Он считал, что прошлое можно сохранить, если каждый запишет то, что вспомнит. Тем более, что у некоторых, например, у авиаторов, обзор больше.

Платонов давно вспомнил, что Зарецкого убил он. Подкрался сзади и стукнул по голове фигуркой той самой Фемиды. А убил он его из-за слов Анастасии, которая просила его ни в коем случае не мстить Зарецкому за папу (а так бы ему и в голову не пришло, что надо мстить).

Платонов ходил на могилу к Зарецкому, просил у него прощения, брал с собой Фемиду.
Это и было второе дело, которое не дало Платонову умереть в анабиозе.

Самолет снижается, а Платонов видит себя маленького, лежащего в постели, и бабушка читает ему «Робинзона Крузо», а на полке стоит Фемида с весами.
Не надо было отламывать весы у Фемиды. Только она должна определять вину, а самосуд не должен твориться – это один вывод из «Авиатора».

Второй вывод тот, что каждый получит по заслугам. Платонов, например, получил свое за самосуд.

Что же показал нам авиатор Платонов? 20 век прошел для России, как в анабиозе. А когда разморозили, то тело оказалось нежизнеспособным. Советский опыт никак не может пригодиться России – это один сплошной ужас. А что-то прихваченное из дореволюционной России не прижилось в 21 веке. Остается или погибнуть сразу в катастрофе или еще немного помучиться.
У книги открытый финал.

Неудивительно, конечно, что Водолазкин получил премию им. Солженицына. «Авиатор», а до него «Соловьев и Ларионов» написаны в идеологически правильном ключе. 70 лет советской власти, все ее достижения представлены одной черной дырой. Ничто СССР не оправдывает – ни победа в войне, ни Космос. Для простого человека великие исторические события ничего не значат, а важно, что он ел на завтрак, смог ли купить то пальто, которое хотел, хорошо ли провел лето и т.д. Со всем этим в СССР было не слишком хорошо, по крайне мере, явно хуже, чем прежде. Вопрос о том, что не все жили так, как авиатор Платонов и его дорогие родные, не ставится.
При этом в случившейся в России катастрофе были виновны сами ее жители: много было в них дурного.
Ну и то, что современная Россия – это какое-то нелепое, слабое государственное образование, обреченное на гибель, тоже совершенно очевидно всем носителям либеральной идеологии.

Как не дать такому писателю премию Солженицына? Все логично.


Переход по щелчкуВ верхнее тематическое оглавление
 Переход по щелчку Тематическое оглавление (Рецензии и ругань)
Buy for 60 tokens
Buy promo for minimal price.

Comments

melnik_sergei
21 мар, 2019 14:35 (UTC)
Какой информации море? Все ныне думают, что в РИ только багетами хрустели, а на ЖД, заводах и полях какие то другие люди работали.

Latest Month

Сентябрь 2019
Вс Пн Вт Ср Чт Пт Сб
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
2930     

Метки

Разработано LiveJournal.com
Designed by Tiffany Chow