uborshizzza (uborshizzza) wrote,
uborshizzza
uborshizzza

Categories:

«Бабий Яр» Анатолия Кузнецова - книга, о которой все слышали и которую никто не читал


Год у меня лежала книга «Бабий Яр» Анатолия Кузнецова, и, наконец-то, я нашла время ее прочесть (она напечатана на толстой газетной бумаге – объемная. Т.е. носить с собой неудобно, и шрифт плохой).
Но в этом году у автора – юбилей: ему исполнилось бы 90 лет. Решила все же прочесть.



Книга из тех, о которых все слышали, но мало кто читал. Про "Бабий Яр" я помню с детства: был большой скандал с ее автором, который попросил убежище на Западе, и, вроде бы, книга была запрещена, потому что в ней было написано что-то о евреях или потому, что автор сбежал. Уж что там могло быть написано? Холокост разве скрывали? Ну, о нем в СССР не говорили как о главном событии Второй мировой, но ведь не замалчивали.

Сейчас я эту историю освежила в памяти с помощью Интернета.

Анатолий Кузнецов родился в 1929 году в пригороде Киева, на Куреневке. Его отец был русский, из Курска, а мать – украинка. Отец был убежденным большевиком, участвовал в гражданской войне, потом выучился на инженера (до революции окончил 2 класса школы). Мать работала учительницей младших классов. Но дело было в том, что родители развелись, отец уехал в Россию, опять женился и завел новых детей, а маленького Толю воспитывали дедушка и бабушка с материнской стороны. Мать жила в городе, работала, а Толя жил в пригороде, где у деда был свой домик с огородом.

Бабушка будущего писателя была неграмотной, не знала даже цифр и деньги различала по картинкам на купюрах, при этом она была очень религиозной. Дед же читать умел, интересовался разными вещами и стал главным героем и авторитетом для внука.

Кузнецов своим дедом не гордится, но чувствуется, что любит. Дед этот имел очень скверный характер, отличался скупостью (не пил, не курил, ездил в транспорте зайцем), был вздорным, скандальным, со всеми ссорился. Например, он убивал чужих кур, забредших к нему на огород.

Родился он в деревне в большой бедности и всю жизнь мечтал разбогатеть. Они с женой работали, как проклятые, и к началу революции сумели даже построить маленький домик, в котором, собственно, Кузнецов и вырос. Дед был рабочим (что-то там с канализационными трубами), но мечтой его оставалось завести корову. Он думал, что корова принесет богатство, т.к. когда-то работал у немца-колониста, у которого корова давала 3 ведра молока.
Когда дед вышел на пенсию (рабочим платили пенсию), он все же сумел купить корову. Тут-то и выяснилось, что содержание коровы не окупается от продажи молока. Корова его была не из породных, немолодой, но дед считал, что она дает мало молока из-за того, что нет комбикормов для частных лиц. Через три года дед корову продал.

За все переживания дела прозвали «Семерик- тру-ту-ту-три ведра». И Толю также дразнили. Далее дед разводил уток, кур, поросят, но все они у него дохли.
А кто в этом был виноват? Конечно, советская власть.
«СЕМЕРИК Федор Власович, мой дед, ненавидел советскую власть всей своей душой и страстно ждал немцев, как избавителей, полагая, что хуже советской власти уж ничего на свете быть не может».

Дед умер после войны, а бабка – в 1941 году. Мать работала на заводе, хотя могла бы работать в школе, но не захотела. Она умерла в Киеве в 1992 году.

Толя во время войны продавал газеты, сигареты, вместе со своим дедом работал в подпольном колбасном цеху, его дважды едва не угнали в Германию. После войны Анатолий почему-то начал учиться балету и даже выступал в театре как артист миманса. В 20 лет он зачем-то порвал свой комсомольский билет, предварительно снявшись с учета. В 1952 работал на строительстве Каховской ГЭС, где повторно вступил в комсомол. Член КПСС с 1955 года.
В 1955 году поступил в Литературный институт, который окончил в 1960 году. Во время учёбы работал некоторое время бетонщиком на строительстве Иркутской ГЭС.
В 1960—1969 годах жил в Туле, работал ответственным секретарем Тульского отделения Союза писателей, затем заместителем секретаря партийной организации. По воспоминаниям Кузнецова, квартиру ему выделили с подачи первого секретаря обкома Хворостухина. Тут был создан отдельно взятый коммунистический рай. На маленьком пятачке, в шаговой доступности, располагались булочная, домовая кухня, овощной, Дом быта и совсем рядом — гастроном в одной стороне и химчистка в другой. Кузнецов называл этот дом облторготделовским.
Однако в Туле писателю не нравилось. "«Заглянул в один-другой продовольственный магазин — и охнул. По сравнению с Москвой пусто, шаром покати. В отделе молочном — одни закаменевшие кубы сыра. В отделе мясном — ржавая, распадающаяся „сельдь тихоокеанская“. В магазине под названием „Колбасы, копчености“ ужасающая очередь человек на тысячу, с давкой, свистками милиции. И поперек улиц единственные яркие пятна — кумачовые транспаранты: „Перегоним США по производству мяса и молока!“

Всякий раз, приезжая потом из Тулы в Москву, я чувствовал себя так, словно попадал в сказочный рай изобилия. Невероятно: в Москве яблоки продаются прямо в магазине, рубль сорок кило, яйца бывают по 90 копеек.

В Туле яблоко можно было увидеть только на базаре, грузины привозили, — по 3−5 рублей кило. Яйца только у бабок, и то не всегда, бывало, поднимались до трех рублей десяток. И я сколько раз видел, как обыкновенные тульские люди покупали одно яблоко, два яйца — не для себя, для больного. Сам вставал в пять часов утра и бежал с бидончиком к базару, чтобы уже на подходах перехватить бабку с молоком — для ребенка каждый день надо было»."


В июне 1969 вошел в состав редколлегии журнала «Юность» (а Аксенова, Евтушенко, Розова из редакции вывели как ненадежных).

Кузнецов был женат, потом развелся. От первого брака имел сына. Его жена тоже была писательницей и ушла от Кузнецова к другому писателю.
http://www.weekend.com.ua/old_photos/articles/7/75/75468/07f01-(6).jpg
Далее он жил гражданским браком с еще одной женщиной, Надей Цуркан. Она числилась его секретарем, чтобы ей СП платил зарплату. Многие писатели так делали – оформляли секретарями свою родню или знакомых.
В квартире Кузнецова в Туле на улице Мира собиралась тульская богема - писатели, актеры, приезжие московские знаменитости, пили в компании милых девушек... Кузнецов в конце 60-х был человеком состоятельным, известным, его любили москвичи и уважали туляки. Квартира находилась на первом этаже дома, шторы в ней всегда были задернуты: Кузнецов любил, когда по комнатам разгуливали обнаженные девушки. Однажды в его доме был пожар, который быстро потушили. Но потолок остался закопченным. Кузнецов не стал его белить, и гости оставляли на потолке свои автографы.
Сексуальные нравы кузнецовской квартиры, по воспоминаниям его знакомых, были весьма вольными. Из загранкомандировок он привозил красочные эротические журналы. Утверждают, что Кузнецов увлекался эротической фотографией - сам фотографировал, проявлял, печатал... Еще один будущий эмигрант, писатель Гладилин вспоминал: "Я приехал в Тулу совершенно измочаленный, еле-еле добрался до Кузнецова, а он под это дело — Гладилин приехал — собрал писателей, те пришли с женами, и начался загул. И Толя, не так уж много выпив, мне говорит: „Между прочим, у нас принято и женами меняться. Смотри, кто тебе понравится, можно и мою Ирку, не церемонься…“ Мне показалось это пьяной ахинеей, и я ответил: „Толь, ты знаешь, я ехал 14 часов за рулем „Запорожца“, я сейчас в трупном состоянии, поэтому закрой меня где-нибудь в комнате, чтобы никто ко мне не входил, я просто валюсь от усталости“ Но на следующий день я вспомнил эти разговоры и несколько озадачился. Интересные у них развлечения в тульской писательской организации…»

По характеру Кузнецов был очень скрытным. Он любил слушать, но не любил говорить.

По событиям своей жизни Кузнецов писал и печатал книги: рассказ «Артист миманса», опубликованный в 1963 году в «Новом мире»; повесть «Продолжение легенды» (1957), переведённая на многие языки; в 1964 году опубликовал повесть из колхозной жизни «У себя дома». В 1966 году писатель решил опубликовать свои воспоминания о жизни в оккупированном Киеве. «Бабий Яр» был одобрен идеологическим отделом ЦК КПСС, но издан в сокращённом виде: сначала в журнале «Юность» (№ 8—10, 1966, тираж 2000000 экз.), а через год в издательстве «Молодая гвардия» (тираж 150 тыс.).
http://www.weekend.com.ua/old_photos/articles/7/75/75468/07f01-(5).jpg

Далее последовал роман «Огонь» о строительстве металлургического комбината на тульском материале.

В 1969 году в связи с вхождением в состав редакции «Юности» Кузнецов должен был переехать в Москву. Секретарша Надя была беременна. Ожидалась экранизация «Бабьего Яра» на студии им. Довженко.
Казалось бы, благополучная жизнь, хорошая писательская карьера, а скоро должно было стать и еще лучше. Но никто не знал, что в душе писателя все кипело. Он очень тяжело переживал, что его книги сокращают, редактируют. Первый вариант «Бабьего Яра» он отснял на микропленку, а саму рукопись закопал в лесу. Ему казалось, что за ним следят. Он даже перестал пользоваться городским транспортом, а ездил на велосипеде.

В 1969 году Кузнецову дали командировку в Лондон, чтобы он изучал там места проведения II съезда РСДРП, о котором якобы собирался писать роман. Для того, чтобы ему верили, Кузнецов взялся стучать на писателей в КГБ (на Аксенова, на Евтушенко). Об этом он сам рассказал СМИ, когда сбежал. Он говорил, что если бы ему не дали тогда командировку, то он бы сбежал за границу по дну моря в водолазном костюме - был у него такой план "Б".

Продолжение
https://uborshizzza.livejournal.com/5196483.html


Переход по щелчкуВ верхнее тематическое оглавление
 Переход по щелчку Тематическое оглавление (Рецензии и ругань)
Tags: Рецензии и критика: литература
Subscribe
Buy for 60 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 41 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →