uborshizzza (uborshizzza) wrote,
uborshizzza
uborshizzza

Category:

Огню флешбэка не дают приют уюты, везде крушение не въехавших друг в друга



Думая пойти на книжную ярмарку, проходящую в Гостином дворе, решила почитать где-нибудь про то, есть ли там очередь, что там с гардеробом. Дело в том, что раньше ярмарка проходила в ЦДХ на Крымском валу, и там я про все это знала, а Нон-фикшн 2019 пройдет в Гостином дворе. Увы, ЦДХ больше нет, что является большим свинством, по-моему. Его съела ГТГ. Я люблю ГТГ, но все же лучше бы им построили новое здание.
Нашла в одном ФБ запись про Нон-фикшн, правда, нужных мне подробностей там не было. Зато была следующая запись:

«По зрелом размышлении забанила Дмитрия Владимировича… Он очень много сделал и продолжает делать для русской литературы. Всегда читаю его статьи и стихи с большим удовольствием… Так что забанила я его исключительно ради его же собственного блага: не могу допустить, чтобы великий человек расстраивался, читая мои бездарные и бессмысленные посты».


Любопытно, кто это – Дмитрий Владимирович, и чем он провинился? Читаем ниже, тем более, что в ответах на коменты указано, где искать.
«Хорошее интервью с Денисом Ларионовым (вообще, я считаю, польза Корчагин-гейта еще и в том, что мы поменяли его на Ларионова, который, простите мою солдатскую прямоту, гораздо умнее и интереснее):
- (К№1 ) Кто такие "мы"? Никогда не была большим фанатом Кирилла; может быть, поэтому не стала и его ярым обличителем. Критику Дениса всегда ценила
- (А) Литтусовку я тут имею в виду под "мы".
- (Дмитрий Кузьмин) говно ваша литтусовка.
- (А)Ну что вы сделали, то и получилось. Ведь как минимум последние 25 лет внутрилитературную политику определял именно Дмитрий Кузьмин. Кстати, я с определением "говно" не согласна. Много было сделано вами хорошего. Очень много!
- (Дмитрий Кузьмин) Я занимался изданием книг, выпуском журналов и антологий, изредка проведением фестивалей. "Литтусовка" - это по части таких бездарных и бессмысленных персонажей, как ты.
(К№2) Притом что оба абсолютные бездарности, надутые Кузьминым хером через афедрон».


Ага. Есть, значит, некая литературная тусовка, а в ней означенный в коментах Дмитрий Кузьмин, которому, видимо, не понравилось, что Анна Голубкова написала про Кирилла Корчагига.
Ищу, кто такие Анна Голубкова, Дмитрий Кузьмин, Денис Ларионов и Кирилл Корчагин. « Все они красавцы, все они таланты, все они поэты».
По крайне мере, обо всех них есть странички в Википедии.
Дмитрий Кузьмин - «российский поэт, литературный критик, литературовед, издатель, переводчик, активный участник гей-движения».
Остальные – поэты и литературные критики. Кузьмин – 1968 г.р., остальные – моложе: родились в 70-е-80 годы.
А что там произошло с Кириллом Корчагиным? Вот что я нашла сайте Colta.ru.

«Если сухо пересказывать события последнего года, которые привели к этой ситуации, то они таковы. Зимой поэтесса К. рассказала об эпизоде сексуального насилия, происшедшем в 2009 году, когда фигурантам было 18 и 23 года соответственно. Она не называла имени, но участник обнаружил себя сам в собственном (впоследствии удаленном) посте в ФБ — им оказался поэт и переводчик Кирилл Корчагин. .. Публичный ответ Кирилла Корчагина на обвинения свелся к двум — впоследствии удаленным — постам в Фейсбуке (их скриншоты сохранились). В одном содержались слова, которые можно было при желании прочесть как косвенное признание, правда, дефлорация по принуждению была названа в нем «провалом в нашем взаимодействии». В другом можно было усмотреть уже традиционные и такие знакомые в подобных историях ответные обвинения — в попытке намеренной провокации с целью дискредитации перспективного молодого поэта, переводчика, члена жюри Премии Андрея Белого, соредактора известной поэтической серии и нескольких литературных журналов».

Угу, т.е. этого Корчагина обвинили в том, что он 10 лет изнасиловал какую-то поэтессу, а он стал оправдываться, что она сама хотела. Видимо, скандал был в рамках кампании #MeToo.
И за это данного персонажа попросили с сайта сетевого издания «Цирк «Олимп»+TV».

Что-нибудь о таком слышали? Там печатают, например, такие тексты:
«полученный результат изобиловал недостачами, главная из которых называлась — документальная другота. Хотелось не просто click-выхода из алфавитных строк к медиамаркерам, а получения «оттуда» ответной и нечеловеческой реакции именно в диалоговом режиме взаимозависимой непредсказуемости. В этом смысле не следует отождествлять диалоговый фидбек онлайн в бот-поэзии с фларфовым или нейросетевым, где артовая коммуникация выстраивается в три основных этапа: тематический запрос (обучение), сбор информативов и их комбинаторика».

Это из статьи Юрия Рыдкина, о котором тоже есть страничка в Википедии. Он занимается поэзией ботов, что бы это ни значило.

Ну, ладно, критические статьи означенных талантов и красавцев /красавиц мы смотреть не будем, ибо, нам не понять. Вот вы чего-нибудь поняли в отрывке из статьи Юрия Рыдкина? Я – нет. Теперь критики пишут так затейливо, что это не для средних умов. Главным, видимо, стала форма, а не содержание.
Давайте почитаем их стихи.

Юрий Рыдкин
Вечный сыч


два яйца,
два конца,
посредине – лётчик.

«……………………………………….
………………………………………...
………………………………………...
………………………………………...

огню флешбэка не дают приют уюты,
везде крушение не въехавших друг в друга
составов, загнанных в тоннель под жгучей ложечкой,
пока зову тебя то кошечкой, то божечкой,
пока пророк какой-то сбегал в наше завтра
и тута текст мой выдаёт за found poetry,
в которой сказано: на случай плагиата –
несвоевременность с мочой пустите по ветру!

……………………………………….
……………………………………….
……………………………………….
……………………………………….

твои затуплены штыкоидные ногти
о невозможность зацепиться хоть за якобы,
а то бы воздух дезертировал из Поти,
тобой изодранный до винной фразы «яду бы»

…………………………………………………………
…………………………………………………………
…………………………………………………………
…………………………………………………………

kiss-kiss, флешмоб, и мы парим в шарах флешбэков!
семиотический затор синестезийный…
сквозняк от авиа… и нету человеков…
ищи-свищи тепере самость, если сильный,
над дудками,
над утками,
под сутками,
минутками,
за будками,
ублюдками,
маршрутками,
под шутками,
под юбками,
малютками…

………………………………………………….
………………………………………………….
………………………………………………….
………………………………………………….

сник
в текстотах, где
меня как можно больше нету;
хоть ноль напрут на безымянное начало,
проглянет шанс переписать «пройдёт и это»,
когда спасительного пшика станет мало,
покуда Копать попадает шайбой в Сало,
покуда копоть попадает точкой в сало

………………………………………………………………
………………………………………………………………
………………………………………………………………
………………………………………………………………

как вечный сыч…
сижу со свиньями в загоне…
мне били в лыч…
до первой лычки на погоне…
иль то за маточным в погоне означаемым
несходству нашему приравниваться к смерти
пора в свету разочарованности чаемым;
строка последняя составлена из жерди (Исинбаевой)…»

Денис Ларионов

По разбегающемуся
полотну высоты —
сквозь тяжелеющие облака
и светосниматели,
вкопанные в городские
вершины — было
солнце полудня, покрываю-
щее вяжущей пленкой
столики пафосных мест,
на одном из них плавится
грязный осколок ледника,
несимметрично ложащийся
на сырые экраны смартфонов. Из
какого палеополдня он
тает навстречу по-
дробному выцветанию
флага взаимности? Из
самого безусловного сна,
в который склоняется
пятничный вечер
устав от подробностей
резкого разговора — в том
числе, о стремительном
взрыве вчера в метро.

Анна Сергеевна Голубкова
Крыса


Запах стаи , сородичей след
Когти землю точили и рвали,
Мы писали свой Новый Завет
И пути себе в мир прогрызали.
Крыса-зверь, чёрный глаз глядит
На тебя через злые щели
Легион наш сплочен как щит,
Пробивавший любые двери .
Гордый зверь , шерсть клубится дыбом ,
Наша ярость не знала меры .
На вражину бросаясь неумолимо,
Побеждали в любые эры .
В наших тел родственном единении ,
Перемены, что циклы природы,
Новые виды вели в оцепление
Нашей хищной крысиной породы .
И на ультрачастотах вечности
Мы общались сквозь расстояния,
На пороге биологической безупречности
Мы без слов обрели понимание,
Приспособившись к жизни условиям,
Не заметим судьбы скоротечности,
Ведь нетленно крысиное наше сословие,
Не погибшее от чумы беспечности.

Дмитрий Кузьмин
Улыбаешься... Ты улыбаешься


улыбаешься....
ты улыбаешься
что внутри - не понять никому
никогда в этом ты не признаешься
ни себе, ни другим, ни ему

мое сердце ты теплишь надеждою,
и закрытостью от меня
и дрожу под своею одеждою
хотя холода нет здесь ни дня

и не скажешь мне, что же ты думаешь
чего ждешь, опасаешься ты
заболел я и слег как простуженный
как измятые в поле цветы

как же тихо в зашторенной комнате
как же горько в душе, ты поверь
улыбаешься ты...
улыбаешься
и я тоже в ответ...дуралей ))

Кирилл Корчагин
Площадь Революции


ночью к тебе постучится огромный двадцатый век
в гирляндах синеющей гари с углями в черных глазах
в одежде защитного цвета дышащей дымом болот
в пыли тверского бульвара обволакивающей ладони
проникающей прямо в сердца
коммунисты националисты в животе у него звенят
а в глазах отсветы патрулей, фалангисткие колоски
алонзанфаны красных бригад, арафат форсирующий
иордан, осаждающий бейрут и дождливым летом
двадцать шестого восходящий вверх тополиный пух
слуцкий на фронте, его брат возглавляющий моссад
им обоим поет лили марлен и они покачиваются в такт
и осколки песен как осколки гроз оседают на крыши москвы —
однажды к тебе постучится огромный двадцатый век
в тихом свечении ночи он спросит на чьей же ты стороне?
ты повторяющий лорку на стадионе в сантьяго пока тело ее
соскальзывает в ландверканал, пока лисы и сойки тиргартена
прижимаются к телу его и над каспийским морем открывается
в небе дверь и оттуда звучит ва-алийюн-валийю-ллах — ты
оттесненный омоном на чистопрудный бульвар по маросейке
бежишь мокрый от страха и от дождя и пирамиды каштанов
разрываются над тобой над туманным франкфуртом
оглушенным воздушной войной и сквозь сирены
и отдаленные крики движется он разрезающий
влажную ночь — твой последний двадцатый век

Слушайте, это ужасно! Эти люди пишут отвратительные стихи и даже не понимают, насколько это плохо. На мой взгляд, единственные более-менее приличные стихи как раз у насильника Корчагина.

Интересно получается. Я родилась во время, когда поэзия была в большом почете. Все знали в лицо Евтушенко, Вознесенского, Рождественского, Ахмадулину, Окуджаву. Сегодняшние поэты этим похвастаться не могут.

Сборники поэтов выходили в разных форматах и раскупались. У меня дома до сих пор хранятся такие самые тоненькие, в бумажных обложках. Уже умершие поэты были полубогами: переписывали стихи в тетрадки, учили наизусть Маяковского, Есенина, Цветаеву, Ахматову, Пастернака, Мандельштама.

Я читала подряд все книги из большой и малой библиотеки поэзии.

И над всеми возвышался Пушкин.


А в 90-е все вдруг кончилось. Хотя хорошие поэты оставались. Последний поэт, который произвел на меня впечатление, был Борис Рыжий.
Поэты 90-х писали стихи интересные, глубокие, но почему-то эти стихи были не нужны. Я думала, теперь поэты станут писать стихи друг для друга. Когда-то ведь тоже начиналось с малого.
Много ли людей читали стихи в пушкинскую эпоху? Его журнал «Современник» выходил в шестистах экземплярах. Но все же студенты, которых, конечно, было мало, знали стихи Пушкина.

Так и вышло, но вот хорошо писать они разучились. Вы можете себе представить, чтобы кто-нибудь захотел выучить какое-нибудь из этих стихотворений? А, с другой стороны, для кого стараться? Сами себе поэты – сами себе критики. Литературная тусовка. Как там Анна Голубкова про крыс написала? Очень самокритично.
И дел у них невпроворот: то на вручение одной премии нужно идти, то другой; то кто кого изнасилует, то кто об этом через 10 лет вспомнит и расскажет, то кто-нибудь устроит камин аут; то кого-нибудь из авторов журнала с тиражом в 600 экземпляров исключит.
А мы что? Скучно живем.
Другой литературной тусовки к меня для вас нет.


Переход по щелчкуВ верхнее тематическое оглавление
 Переход по щелчку Тематическое оглавление (Рецензии и ругань)
Tags: #metoo, Критика
Subscribe
Buy for 60 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 12 comments