uborshizzza (uborshizzza) wrote,
uborshizzza
uborshizzza

Categories:

Вспомним великого человека, А.Н. Яковлева, серого кардинала перестройки


https://i.ytimg.com/vi/5Fio9PyK9Oc/hqdefault.jpg
Сегодня что-то вспомнили о А.Н. Яковлеве (1923-2005) и публикуют интервью с ним, разумеется с тем, чтобы мы лишний раз восхитились величием этого человека.
Вот выдержи из этого интервью, сгруппированные по темам.

«Я сегодня счастливый человек, делайте со мной что хотите.

В 1985 году, после семидесяти лет самоубийства, когда страна уничтожала свой мозг, истощалась бешеной милитаризацией, тупела, нищала, становилась грозой и посмешищем мира, — всем без исключения было ясно, в какой бездне мы находимся. И если разрешить человеку вслух говорить об этом значит быть агентом американского империализма, то я агент. Если забота о правах человека — западная диверсия, я диверсант. Если покуситься на всесилие органов значит предать свою Родину, то у нас с моими обвинителями разные понятия о Родине. И если разрешить человеку вслух говорить об этом значит быть агентом американского империализма, то я агент. Если забота о правах человека — западная диверсия, я диверсант. Если покуситься на всесилие органов значит предать свою Родину, то у нас с моими обвинителями разные понятия о Родине.

Страна была замилитаризована до абсурда: семьдесят процентов всех денег уходили на вооружение. На жизнь оставалась треть. В Политбюро не имели даже приблизительного представления об истинных масштабах этой милитаризации. Думаю, если бы не это, у каждой рядовой семьи сейчас было бы по двухэтажному коттеджу.Танк — это средство обороны? А мы по количеству танков превосходили все страны мира. А понтонные переправы? А шесть тысяч боеголовок? Для обороны достаточно десяти, если, конечно, не промахиваться... Разумеется, вся советская военная махина была ориентирована на то, чтобы развязать войну. Иначе зачем шестимиллионная армия? Для ядерного сдерживания, может быть? Впрочем, армия-то свое дело делала. Через нее, как через мясорубку, ежегодно прокачивалась самая активная и здоровая часть населения, чтобы вернуться оттуда с твердым пониманием: инициатива наказуема, сила есть право, унижение есть норма... Это была такая школа жизни для всех. Почему, собственно, у нас и наемной армии нет до сих пор, и военная реформа стоит: надо же молодым где-то проходить курсы унижения и жестокости!

Вообще все разговоры о том, что вот мог бы еще Советский Союз существовать себе по-прежнему, очень меня забавляют. Ну представьте: проходит еще четыре года, и тут Интернет! Что с этим сделаешь? Если бы советская империя не была уничтожена перестройкой и гласностью, она была бы куда быстрее уничтожена Интернетом, только попытайтесь вообразить появление сети в рамках тоталитарной идеологии. Замкнутые империи обречены, от глобализма никуда не денешься. При наличии Интернета — какая цензура? Это и есть глобализм. Другое дело, что Интернет несет опасности ничуть не меньшие, чем цензура: это прежде всего унификация культуры, снижение ее планки. Культура становится доступна для всех и, главное, лишается отличительных местных черт. Не говоря уже о том, что всякий имеет возможность засорять информационное пространство графоманией.


В глобальном мире будут жить новые люди - мой младший внук, ему сейчас пять лет.

У меня с Андроповым были очень плохие отношения, он еще в бытность мою послом в Канаде регулярно предлагал меня заменить, потому что я, по его мнению, недостаточно убедительно прикрывал резидентуру. Это вообще было для меня мучительно — постоянно врать, при моей личной дружбе с Трюдо. Громыко и защищал меня, используя этот аргумент: ни у одного больше посла нет таких отношений с премьер-министром! Конечно, мне было стыдно, когда ежегодно из страны высылали одного-двух сотрудников посольства (я вынужден был писать возмущенные ноты), а один раз их вылетело сразу тринадцать! Тогда одна канадская газета написала, что в посольстве СССР все шпионы, кроме Яковлева. Я даже послал им обиженное опровержение: что это значит? вы меня считаете человеком без способностей?! Они очень веселились...

Я не преувеличиваю своих скромных заслуг. У Горбачева был один реальный конкурент — Гришин, но у него по-настоящему шансов не было. На Горбачева ставило большинство ЦК, все понимали, что он из самых перспективных и грамотных людей... Опасаться стоило только старых зубров, лидером которых считали Громыко. Я пошел к нему в надежде убедить не выступать против Горбачева. Андрей Андреевич намекнул, что засиделся в МИДе и давно видит себя на посту председателя Президиума Верховного Совета. Я с этим пошел к Горбачеву, и тот со своей стороны сказал, что всегда мечтал работать с Андреем Андреевичем. В результате, когда зашла речь о преемнике, Громыко всем на удивление первым предложил Горбачева.


Ельцин по складу характера ортодокс. Вместе с тем, я помню, он верил в необходимость перемен, но кто же не верил? Горбачев безоговорочно превосходит Ельцина — хотя бы по человеческим качествам. Он обучаем, оперативен, умен...Горбачева испортил Запад. Там Горбачев вызывал восторг — все, что бы он ни делал, принималось на ура. В результате он к девяносто первому году перестал чувствовать ситуацию. Ему казалось, что все идет как надо. Инерция — первый враг действующего политика.

Я думаю, Горбачев вполне мог еще некоторое время находиться у власти и успеть осуществить хотя бы первые преобразования. Потому что с воцарением Ельцина возобладал очень примитивный взгляд на вещи: новая экономическая система сложится сама. Нужно дать работать каким-то стихийным силам, главное — не мешать им. Ну вот: если им не мешать, то и складывается то, что мы имеем. Как ни грустно это звучит, но сам собой в обществе может установиться только блатной закон. Своего рода социальный дарвинизм, при котором выживает не столько сильнейший, сколько худший. А мы надеемся, что паханы наедятся, что мафия цивилизуется... Ну и что? Природа-то их не изменится, вот в чем дело. У нас нет сейчас никакого механизма, который позволял бы прорваться в государственное управление действительно талантливому человеку. Отсюда и массовое возвращение в большую политику экс-комсомольцев и экс-коммунистов.

Разогнан президентской властью может быть почти любой парламент. Или вы думаете, что японские, например, парламентарии могут три раза подряд безнаказанно проваливать премьера? Нет, Дума нужна, хоть такая, — беда только в том, что коммунисты в тех или иных модификациях составляют две трети депутатов. Коммунисты необходимы Ельцину, они его гарант: если бы не Зюганов, кто знает, как закончились бы выборы позапрошлого года. Лебедь — куда более сложный конкурент. Так что у Ельцина и коммунистов симбиоз, они взаимозависимы, а пока эта публика составляет парламентское большинство, никакой законотворческой деятельности ждать не приходится. Мы находимся на уровне девяностого года. Россия проиграла две войны, а военной реформы нет...

Да, ни одна из необходимых реформ не проведена до конца, — но разве это компрометирует демократию как таковую? Россия — свободная страна, и перемены в ней неизбежны, это главное. Назад ее не загонишь. Все это можно было сделать быстрее, безболезненнее, лучше. Не получилось. Но это не значит, что я от чего-то отрекся. Несмотря на нищих в переходах, на войны на окраинах, на беженцев, на безработицу, на новых русских со всеми их прелестями — сегодня страна все-таки лучше, чем пятнадцать лет назад. Она все равно построит нормальное общество. Только можно начать это делать сразу, а можно от противного. У нас будет от противного.

Я не думаю, что Ельцин пойдет на выборы 2000 года. Гриша Явлинский, который начинал при мне и, смею думать, не без моей помощи, — человек несомненно одаренный, но делает сейчас опасный крен, перетягивая одеяло на себя. Он начинает выглядеть самым честным, бескомпромиссным, незапятнанным (его партии при этом вообще не видно) — в общем, впадает в самоупоение. Опасен Лужков. Опасен в том смысле, что у этого человека появилась иллюзия, будто можно сохранить демократию, управляя при этом авторитарными методами. Он уже бесстрашно демонстрирует кулак. Это началось, когда он еще при Попове отвечал за снабжение Москвы овощами. Сегодня он использует патриотическую демагогию, но не в ней дело: он выстраивает себе имидж сильного руководителя. А при руководителе, опирающемся на кулак, в стране не будет ни свободной экономики, ни сильного закона. Как мэр он хорош, как президент — пугающ. Лебедя я глубоко не уважаю.

Поэтому, если бы меня спросили, я бы посоветовал не откладывая раскручивать другие кандидатуры — более приемлемые для мыслящей части страны, но привлекательные для остальной ее части. Если нужен генерал — пусть это будет Николаев, а не Лебедь: он тоже, конечно, замечен в патриотической демагогии и любим частью патриотов, но это уж непременная часть генеральского имиджа, а человек он порядочный и образованный. Я не исключаю, что хорошим президентом для России мог бы стать Шаймиев...

От друзей-математиков я знаю, что Березовский отличный специалист в своей области. Он гениально считает комбинации и может принести большую пользу на государственной службе.


Мы задумали сорокапятитомную серию: белые пятна советской истории. Уже вышли пять томов, в том числе Кронштадт, дело Молотова—Маленкова—Кагановича... Потом будем издавать серию внешнеполитических секретных документов. Сейчас нам передали архив Сталина: спасибо. Как и в любом архиве, там много неинтересного, но переписка, например, с Кагановичем — это что-то фантастическое. Прежде всего по дикой жестокости, которую проявляет Каганович (да и другие члены сталинского правительства) ради доказательства своей преданности. Все это мы будем публиковать.

Ох, как у меня иной раз не хватает злости при виде родной интеллигенции! Как только она не предала себя за это время! как только не лизала власть! как только не сдавала своих позиций! В каком-то смысле интеллигенты, больше всех заинтересованные в перестройке, часто вели себя хуже всех. Ноют сейчас, что культура избавилась наконец от государственного гнета и патронажа. Очень легко все забыли и ударяются в самую бессовестную ностальгию. И все-таки я уверен, что именно интеллигенция — лучшая, надежнейшая ее часть — и есть главное сокровище России. И когда ей дали наконец свободу говорить, думать, писать, — это были лучшие годы нашей жизни.
Я не очень люблю официальное русское православие, но я симпатизирую буддизму. И давно».

Это – интервью 1998 года. Александр Яковлев умер в 2005 году. Перед смертью он успел принять буддизм.

Мне любопытно, где теперь живет его внук, который, по словам Яковлева, должен был жить в глобальном мире? А всего у Яковлева было на момент смерти 7 внуков от сына и от дочки. Что стало с его семьей?

Именно Яковлеву мы обязаны публикацией мутных документов про секретные соглашения к Пакту Молотова-Риббентропа и по Катынскому делу.

Кроме того, он способствовал публикации в СССР произведений Набокова, Солженицына, Рыбакова, Приставкина, Дудинцева, выходу на экраны около 30 ранее запрещённых фильмов.

Яковлев – один из тех, кто привел Горбачева к власти. При Горбачеве он был секретарём ЦК, курировавшим совместно с Е. К. Лигачёвым вопросы идеологии, информации и культуры. Принимал активное участие в разработке и реализации экономических и политических реформ в СССР, сопровождал Горбачёва в ряде иностранных командировок.

В 1987 году принимал активное участие в чистке советского генералитета по делу Матиаса Руста, способствовал назначению на пост министра обороны Дмитрия Язова. Рекомендовал назначить председателем КГБ Владимира Крючкова, с которым был близко знаком ещё со времен совместной работы в 60-х годах в ЦК КПСС.
На XIX Всесоюзной конференции КПСС возглавил комиссию, подготовившую резолюцию «О гласности». В августе 1988 года совершил визит в Латвийскую ССР, где одобрил деятельность местных властей и неформальных организаций. На сентябрьском (1988 г.) Пленуме ЦК КПСС ему было поручено курировать от ЦК КПСС внешнюю политику СССР.
С октября 1988 года — председатель Комиссии Политбюро ЦК по дополнительному изучению материалов, связанных с репрессиями 1930—1940-х и начала 1950-х годов.
С марта 1990 по январь 1991 года — член Президентского совета СССР. На следующий день после назначения на этот пост подал заявление о выходе из состава Политбюро и сложении с себя обязанностей секретаря ЦК. На XXVIII съезде КПСС отказался от выдвижения на пост Генерального секретаря. После роспуска Президентского совета был назначен старшим советником президента СССР. Подал в отставку с этого поста 29 июля 1991 года, разойдясь с Горбачёвым в видении перспектив Союза (Яковлев выступал за конфедерацию). 15 августа 1991 года был исключён из КПСС (по другим данным, сам вышел из партии 17 августа того же года).
Во время Августовского путча поддержал российское правительство и Б. Н. Ельцина в борьбе против ГКЧП.

Любопытно, что он способствовал назначению Крючкова на пост председателя КГБ Крючкова, о котором сам же отзывался так: «Он никогда вам не сможет объяснить, за что он любит социализм и не любит, например, евреев. Это у него на каком-то зоологическом уровне происходит. Кроме того, он неопрятен в быту». Вряд ли «неопрятен в быту» относится к тому, что Крючков не любил мыться, скорее, имеется ввиду, что на него был какой-то убойный компромат. Это, конечно, многое объясняет. Первый заместитель Председателя КГБ СССР Филипп Бобков утверждал, что Яковлев был завербован на Западе. Бобков предоставлял соответствующие доказательства Крючкову, но тот не реагировал.

А вот почему Яковлев лоббировал Язова? Так или иначе, ни Язов, ни Крючков не смогла воспрепятствовать развалу СССР, что было их прямой обязанностью.

А как ловко он вовремя вышел из КПСС и устранился от власти - прямо перед ГКЧП!

Не слишком ли много случайных совпадений?

А как вам заявление, что в СССР 70% бюджета шло на оборону, и что СССР собирался начать мировую войну? До этого даже сегодняшние антисоветчики не додумались. Сегодня пишут, что Сталин собирался напасть на Германию, но Гитлер, зная это, успел первым. Т.е. Гитлер оборонялся, бедняжка, а его объявили поджигателем войны - какая несправедливость. А Яковлев еще в 1998 году рассказал, что и Брежнев с Андроповым собирались начать мировую войну - хорошо, он с Горбачевым нам подсуропил и спас планету.

Вот и история с пактом и с Катынью - такая же правда. При этом Яковлев был прозорливым человеком и ведь угадал, что к 2000 году найдут кого-нибудь типа генерала Лебедева, но тихого и почтительного к старшим, в отличие от этого грубияна. И ведь нашли!

Яковлев умер совершенно счастливым буддистом. Подумаешь, "нищие в переходах, войны на окраинах, беженцы, безработица, новые русские со всеми их прелестями"… Подумаешь, что "ни одна из необходимых реформ не проведена до конца", подумаешь, что "любой парламент можно разогнать президентской властью", подумаешь, что "в обществе установился блатной закон - своего рода социальный дарвинизм, при котором выживает не столько сильнейший, сколько худший"…. Подумаешь, что паханы никогда не наедятся, что мафия не цивилизуется... Подумаешь, что "нет сейчас никакого механизма, который позволял бы прорваться в государственное управление действительно талантливому человеку".

Зато страна не та, что прежде!

Вот ведь подметил! И народу в 2 раза стало меньше, и территория меньше, и из второй экономики мира стала хрен-знает-какой, и люди мрут, как мухи – есть от чего Яковлеву быть счастливым.

Очень мило, что Яковлеву было безумно стыдно перед канадцами за то, что в посольстве, где он служил чрезвычайным и полномочным послом СССР, находилась наша агентура. Что же, этот человек 1923 года рождения, прошедший огонь и воду, был таким наивным и искренне считал, что Канада имеет право держать своих агентов в своем московском посольстве, а СССР – не имеет? И почему это наших агентов в Канаде выдворяли пачками?

Вообще, все его заявления и действия – это наивность, недопонимание или предательство? Вы как думаете?



Переход по щелчку В верхнее тематическое оглавление
 Переход по щелчку Тематическое оглавление (Политика)
Tags: Текущая политика
Subscribe
Buy for 60 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 47 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →