uborshizzza (uborshizzza) wrote,
uborshizzza
uborshizzza

Categories:

Дело «Сети». Подлая медуза, онижедети и косплей «Бесов»


https://upload.wikimedia.org/wikipedia/commons/thumb/5/59/%D0%9A%D0%B0%D0%B7%D0%BD%D1%8C_%D0%BF%D0%B5%D1%80%D0%B2%D0%BE%D0%BC%D0%B0%D1%80%D1%82%D0%BE%D0%B2%D1%86%D0%B5%D0%B2.jpg/697px-%D0%9A%D0%B0%D0%B7%D0%BD%D1%8C_%D0%BF%D0%B5%D1%80%D0%B2%D0%BE%D0%BC%D0%B0%D1%80%D1%82%D0%BE%D0%B2%D1%86%D0%B5%D0%B2.jpg

Довольно много пишут о деле «Сети». Мол, посадили невиновных мальчиков на жуткие сроки, а они ничего плохого не делали, просто иногда играли в пейнтбол. Специально подсаженные к детишкам провокаторы провоцировали их на разговоры против власти, а потом взяли их всех да и арестовали (видимо, чтобы премии получить). Долго мучили, пытали. Например, сажали на велотренажер голыми и заставляли крутить педали, к велотренажеру был подсоединен электрогенератор, а к яичкам были подведены провода, и человек сам вырабатывал ток, который бил его по яичкам.

Надеюсь, вы все верите, что так все и было.

Потом несчастным дали жуткие сроки – по 18 лет.

Ну, собственно, вот сами осужденные.
Дмитрий Пчелинцев
27 лет, работал инструктором по спортивной стрельбе. Входил в группу левых активистов «5.11». По версии следствия — лидер группы. Приговорен к 18 годам строгого режима по делу «Сети».

Максим Иванкин
25 лет, окончил кулинарный колледж вместе с Михаилом Кульковым и Артемом Дорофеевым. Входил в группу Пчелинцева «5.11». Приговорен к 13 годам строгого режима по обвинению в участии в террористической организации и попытке сбыта наркотиков в крупном размере.

Илья Шакурский
23 года, студент факультета физико-математических и естественных наук пензенского педуниверситета. Входил в группу Пчелинцева «5.11» и, по версии следствия, был лидером группы «Восход». Приговорен к 16 годам строгого режима по делу «Сети».

Андрей Чернов
30 лет, работал слесарем на заводе «Свар». Стрейтэйджер. Входил в группу Пчелинцева «5.11». Приговорен к 14 годам строгого режима по обвинению в участии в террористической организации и попытке сбыта наркотиков в крупном размере.

Михаил Кульков
25 лет, окончил кулинарный колледж вместе с Максимом Иванкиным и Артемом Дорофеевым. Приговорен к 10 годам строгого режима по обвинению в участии в террористической организации и попытке сбыта наркотиков в крупном размере.

Василий Куксов
31 год, работал инженером-конструктором на предприятии «НТЭ». Общался с Ильей Шакурским. Приговорен к девяти годам по делу «Сети». В конце 2019 года в СИЗО у Куксова диагностировали «туберкулез первой степени распада».

Арман Сагынбаев
27 лет. Родился в Новосибирске в 1992 году. В 2014 году перебрался в Москву, затем — в Санкт-Петербург. Позиционировал себя как вегетарианца, занимался веган-бизнесом.
Приговорен к шести годам колонии общего режима.

Кроме того, по делу проходили:

Егор Зорин
23 года, учился вместе с Ильей Шакурским. С задержания Зорина 17 октября 2017 года (при нем нашли наркотики) началось дело «Сети» — именно он дал первые показания о «террористической деятельности» активистов. В отношении него уголовное преследование было прекращено.


Юлий Бояршинов
28 лет
Оставил учебу в Университете информационных технологий, оптики и механики (ИТМО). До задержания несколько лет работал промышленным альпинистом.

Виктор Филинков
25 лет
Изучал информатику и вычислительную технику в Омском государственном университете. Потом уехал в Петербург к жене.

Игорь Шишкин
28 лет
Жил в Петербурге, продавал спортивное питание.

Да, не такие уж это и дети – от 25-и до 30- ти лет, хотя сейчас детский возраст как-то очень сместился. Сначала все ребенок, да ребенок, а потом уже сразу пенсионер.

Говорят, что доказательств было недостаточно – одни разговоры, вернее, болтовня о каких-то терактах.

Сроки, действительно, большие. Однако почему-то никто не возмущался, когда посадили на пожизненное Никиту Тихонова и Евгению Хасис на 20 лет (потому что для женщин нет большего срока) за убийство Станислава Маркелова и Анастасии Бабуровой в 2011 году. А ведь доказательства примерно такие же были. В основном это были показания сбежавшего за границу приятеля Тихонова, Ильи Горячева, которому Тихонов все рассказал про убийство. Любопытно, что потом поймали и этого Горячева и тоже дали ему пожизненное.

Но дело «Сети» прямо взбудоражило миролюбивую общественность – пару недель про него вещали из каждого утюга. И каждый день появлялись петиции в поддержку осужденных: 200 журналистов подписали, 200 кинематографистов, 200 учителей, 200 психологов. В знак протеста закрывались небольшие книжные магазины. На очереди были кинологи и рестораторы. Подключились депутаты всех уровней.

И вдруг оплот либеральности "Медуза" стал выдавать материалы, из которых следовало, что люди из «Сети» продавали наркотики, а также убили 2-х своих соратников – парня и девушку.

Как тут возмущалась миролюбивая общественность, и не передать! Но, действительно, из ближайшего окружения осужденных пропали в свое время двое человек, и их родители до исх пор не имеют о них известий.

При этом останки парня нашли и по ДНК доказали, что это именно его останки, а останки девушки нашли буквально сразу после публикации «Медузы» (ну, условно ее останки, т.к. экспертиза еще не готова).

Я прочла публикацию «Медузы» и хочу ее пересказать.
Все данные там дает один из соратников осужденных – Алексей Полтавец, который в настоящее время скрывается за границей, и, якобы, сам вышел на «Медузу» из соображений «не могу более молчать».

Полтавец родился в 2000 году в Омске. С 14 лет он заинтересовался политикой и примкнул к активистам левого движения. Что у нас за левое движение? Это вовсе не марксисты-коммунисты, а все, кто угодно – панки, анархисты, антифа, нацболы и не знаю, кто еще.

Полтавец считает себя украинцем, и был возмущен тем, что Крым присоединился к России – он целиком на стороне Украины.
Левое движение в Омске было разрозненным и немногочисленным.

В 16 лет Полтавец поступил в кулинарный колледж (видимо, был двоечником). Учиться ему не хотелось – он надумал уехать в Петербург. Но друзья-леваки из Петербурга посоветовали вначале попытаться устроиться в Пензе, где тоже были их единомышленники. Так он и сделал.
В Пензе он познакомился с Дмитрием Пчеленцевым. Тот помог новенькому. Вначале он жил у бабушки Пчеленцева, а потом тот пустил его жить в «Сады». Так называлась обычная 2-хкомнатная квартира, принадлежавшая двоюродной сестре Пчеленцева. Полтавец жил в одной комнате, а вторая использовалась как место встреч единомышленников. Там хранилось оружие (приобретенное легально, как бы для охоты), была политическая литература.

В квартире собирались ребята, говорили на разные темы, курили травку и гашиш.
«На словах Пчелинцев — анархист, а на деле проявлял себя как авторитарный лидер: «Вы, конечно, все умные, но я умнее». Пытался создать образ человека, который уже «три войны прошел», у него полстраны сторонников, и все такое. При этом ничего конкретного не рассказывал: «О делах не надо трындеть». Он и его компания — они действительно называли себя «5.11» — очень хорошо могут строить из себя людей, которые занимаются чем-то серьезным. Постоянно напускали на себя какой-то конспирологии, обсуждали какие-то акции, которых никогда на самом деле не было. Был, короче, элемент ******* [вранья], просто создавали серьезную обстановку парней в камуфляже и с пушками, причем пушки были в основном страйкбольные, а огнестрельное оружие было легально приобретенным охотничьим гладкоствольным».

«В лицо говорили: «О, привет! Ты наш», а потом за спиной обсуждали, как что-то с тобой сделать в случае чего».

«Дел никаких вспомнить не могу. При этом постоянно возникали разговоры, что кто-то где-то заметил мутную тачку: «Надо быть готовым к тому, что нас могут накрыть, тогда надо сражаться и последний патрон оставить себе». Прямо цитирую. Еще помню суперсочинение о том, как застрелиться, если останется один патрон на двоих. Даже говорить сейчас об этом не хочу. И такое не один раз, а постоянно».

«Периодически были тренировки. Иногда могла быть парочка в месяц, а когда-то — несколько дней в неделю. Я присутствовал на большинстве из них. Мне нравилось, что у меня был доступ к оружию и я мог тренироваться. На тренировках они [участники «5.11»] пытались, конечно, выглядеть серьезно, но даже не соблюдали элементарной техники безопасности
».

Конечно, на все это были нужны деньги. Деньги добывались продажей наркотиков.
«Они вообще торговлю объясняли тем, что нужны деньги «на революцию». Но на самом деле 50 на 50: половина шла на снаряжение и камуфляжи, другая — совсем нет. Они называли это «работой».

То есть, с ними связывались те, кому были нужны наркотики, а они делали закладки и потом сообщали, где искать.
Сами бойцы со всеми заказами не справлялись. Поэтому они привлекли к торговле Артема Дорофеева и его девушку Екатерину Левченко. Дорофеев снимал ранее квартиру совместно с Кульковым. Это было в январе 2017 года. Дорофеев, Иванченко и Кульков делали закладки, периодически меняясь, а Левченко упаковывала продукт.

В марте 2017 года Шакурский информировал товарищей, что его друга Зорина вынудили работать на ФСБ, шантажируя подброшенными ему наркотиками. Тот согласился, но предупредил Шакурского. Все успокоились, а зря: впоследствии анархистов арестовали именно на основании его показаний.

30 марта Полтавец вместе с Кульковым и Иванкиным делали закладки и общались по телефону с заказчиками, но их поймали.
К Полтавцу якобы применяли пытки. Но потом его отпустили, потому что ему еще не было 18 лет.

Отпустили не только Полтавца, но и Иванкина. Ребята должны были поехать домой к Иванкину – он жил в селе под Пензой, но они оттуда сбежали в "Сады". Там их уже ждали все товарищи. Они уверили их, что никого не сдали. Полтавец предложил бежать на Украину. Вначале все согласились, потом передумали. А чего бежать, раз ребята никого не выдали?

Кульков тоже сбежал из-под домашнего ареста.

Было решено вначале вывезти Полтавца и Иванкина в Рязань. Им помогли туда добраться, там дали «вписку», но иногда они ночевали в лесу.
Через неделю в Рязань приехали Дорофеев и Левченко, которые боялись, что их могут привлечь за распространение наркотиков. Они хотели куда-то бежать, а потом надумали сдаться полиции.

Это испугало членов тайной организации.
«Естественно, тогда бы они рассказали и про других. Катя и Артем не только наркотиками занимались, в конце их уже начали вливать в движухи — походы, тренировки; привели на квартиру, посвятили в дела. Во-первых, они могли сами неверно понять, что увидели. То же оружие — хотя оно было легальным. Во-вторых, им [просто] могли сказать, что в квартире целый склад оружия, но «мы его не покажем, потому что о делах не рассказывают», — они так и работали по схеме «мы ветераны всех войн, такие дела мутим».

Полтавец доложил об этом Пчеленцеву, тот вместе с другими, оставшимися в Пензе, решил, что Катю и Антона нужно устранить.

Ну, так их и убили. Ребят заманили в лес под предлогом, что нужно скрываться пару дней.
Девушку убил Иванкин, а Дорофеева – Полтавец. Закопали по отдельности.
Подробности вы можете найти здесь.
https://meduza.io/feature/2020/03/03/uspel-skazat-izvini-i-vystrelil
Далее Полтавец, Кульков и Иванкин уехали в Москву. Полтавцу удалось уехать за границу.

Ну и как вы считаете, нужно ли было посадить этих безобидных детишек? Стоило ли так за них переживать журналистам и охотоведам?

Окончание - https://uborshizzza.livejournal.com/5264720.html

Переход по щелчкуВ верхнее тематическое оглавление
 Переход по щелчку Тематическое оглавление (Новости)
Tags: Новости
Subscribe
Buy for 60 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 87 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →