uborshizzza (uborshizzza) wrote,
uborshizzza
uborshizzza

Роман Максима Замшева «Концертмейстер» и связанная с ним реальная история. Ч1


Главный редактор «Литературной газеты» Максим Адольфович Замшев написал роман «Концертмейстер». Немного об авторе: родился 1972 году в Москве. После окончания средней школы служил в армии. В 1995 году с отличием окончил музыкальное училище имени Гнесиных. Позднее учился в Литературном институте имени А.М. Горького, который окончил в 2001 году. Поэт, но пишет и романы в разных жанрах (любовный роман, фантастика, боевик).

Роман оставляет странное впечатление, а местами даже не верится, что такое можно писать всерьез, а не как пародию. Но тем не менее, любопытно было читать, потому что он написан на основе реальной истории.

Я сначала расскажу про роман, а потом про его подоплеку.

Автор использует прием, когда поочередно мелькают события из 1948, 1951, 1956, 1966, 1975, 1985 годов. Я буду пересказывать последовательно, чтобы вконец не запутаться. Также даю список действующих лиц.
Действующие лица:
1. Лев Семенович Норштейн – композитор, душевный человек.
2. Светлана Норштейн – дочь композитора, бывшая жена Храповицкого (были женаты с 1953 по 1974 год), имеет антисоветские взгляды.
3. Олег Храповицкий – бывший зять Норштейна; литературовед, пушкинист; лоялист; член КПСС; хороший отец.
4. Арсений Храповицкий – главный герой, концертмейстер, старший сын Светланы Норштейн и Олега Храповицкого. У него есть младший брат Дмитрий.
5. Владимир Саблин – врач, любовник Светланы Норштейн, отсидел 10 лет за распространение «Архипелага ГУЛАГа», с 1975 по 1985 год.
6. Евгений Сенин-Волгин, поэт, диссидент, все жизнь по тюрьмам, первый раз сел в 1951 году по 58 статье.
7. Вера Прозорова – красивая женщина, сидела по 58 статье с 1951 по 1956 год.
8. Генриетта Платова – бывшая актриса, лучшая подруга Светланы Норштейн.
9. Александр Лазаревич Лапшин – композитор, жертва слухов о том, что он – стукач, который посадил Сенина-Волгина и Веру Прозорову.
10. Людмила Гудкова – одноклассница Лапшина, врач, в ее доме в Борисоглебском переулке собирались ее подруги Прозорова, Платова, Гудкова, а также там бывали Лапшин, Шнеерович, Сенин-Волгин. Вышла замуж за французского дипломата Франсуа Дюмажи в 1951 году.
11. Миша Шнеерович – композитор, друг Лапшина.
12. Татьяна (в девичестве Кулисова) – жена Лапшина с 1949 года, ранее подруга Прозоровой, Платовой, Гудковой. У нее есть сын, вскользь упоминавшийся в романе.
13. Аполлинарий Отпевалов – главный негодяй, МГБшник, подчиненный Абакумова, жил в Москве, после 1953 года - в Ленинграде.
14. Вениамин Отпевалов - сын негодяя, хирург, самодеятельный поэт.
15.Отпевалова Лена – внучка МГБшника и дочь хирурга; жена пианиста Михнова; первая любовь Арсения Храповицкого. Уговорила мужа в 1975 году на гастролях в Париже попросить там политического убежища.

В 1948 году композитор Лапшин встретил в Москве на улице свою бывшую одноклассницу Люду Гудкову. Они вместе учились в школе в Новосибирске. Директор школы заметил способности мальчика к музыке и порекомендовал его в московское музыкальное училище. С тех пор он жил в Москве, в войну был эвакуирован, не служил в армии.

Люда жила в доме в Борисоглебском переулке, а работала врачом в госпитале. У Лапшина открылась обширная язва, которая доставляла ему большие страдания. Чтобы ему помочь, Люда крала на работе морфий и делала ему уколы. Зависимость Лапшина от морфия росла.

В доме у Люды часто собирались ее подруги – Вера Прозорова, Таня Кулисова, Генриетта Платова, Светлана Норштейн. Лапшин был вначале единственным мужчиной в этом дамском кружке, а потом к ним присоединился друг и сосед Лапшина по общежитию Михаил Шнеерович и знакомый Кулисовой Евгений Сенин-Вольский. Этот Сенин-Вольский постоянно вел антисоветские разговоры, вел себя вызывающе: мог начать петь неприличные частушки, матерился. Таня чувствовала себя очень неудобно в эти моменты, как и Лапшин, а остальные Евгения поддерживали. Лапшин с удовольствием бы туда не ходил, но он уже не мог жить без уколов.

Вера Прозорова была красивой девушкой и считала, что все мужчины должны быть в нее влюблены. Как-то она пыталась обольстить Лапшина, но его так мучили боли, что он еле мог дождаться пока она уйдет. С тех пор Прозорова его невзлюбила. Она была надменной и слишком много о себе воображала.

Генриетта в чем-то была похожа на Прозорову, но более легкая и веселая.

Светлану – дочь композитора Норштейна – Лапшин знал раньше. Она была соседкой Гудковой.

С Людой же его связывала давняя дружба, и он не понимал, что она не против завести с ним более близкие отношения. Он был ей благодарен за помощь. Люда сказала ему, что у нее могут быть серьезные неприятности из-за того, что она крадет для него морфий, и лучше бы ему сделать операцию. Операция в его случае была очень опасна.

Однажды, возвращаясь от Люды, на Собачей Площадке Лапшин случайно услышал разговор, как он понял, сотрудника МГБ и одной девушки из их кружка. Она докладывала о том, что говорили на последней встрече. МГБшник заметил, что Лапшин подслушивает – тот убежал.

После этой истории Лапшин боялся, что его посадят. Ходить к Гудковой в гости ему больше не хотелось. Он решил лечь на операцию. В больнице его каждый день стала навещать Татьяна. Впоследствии он всю жизнь считал, что выжил благодаря ей: его сосед по палате, которому сделали аналогичную операцию (убрали 2/3 желудка) умер, несмотря на то, что это был крепкий с виду мужчина.

По выходе из больницы Лапшин и Таня поженились, у них родился сын. Потом им дали 3-хкомнатную квартиру, и хотя с ними в ней поселились родители Татьяны, ее сестра с мужем и ребенком, это все же было лучше, чем жить с соседями.

Таня продолжала ходить к Гудковой, Лапшин там не бывал, но один раз все же зашел на какой-то праздник. У Людмилы уже был жених-французский дипломат. Все неплохо выпили, и Сенин-Вольский прочел свое стихотворение – импровизацию на тему «Ворона» Эдгара По. Стихи были антисоветское, но понравилось Лапшину так, что он захотел написать на них ораторию. Для этого он записал это стихотворение на листе бумаги. Оратории в итоге не получилось, но текст хранился у Лапшина в ящике стола.

В 1949 году посадили Сенина-Вольпина, а Гудкову вызывали на допрос. Но последнюю в тот же день отпустили, она вышла замуж за француза и уехала с ним в Париж.
В 1951 посадили Прозорову.

В 1956 году Прозорова и Сенина-Вольпин вернулись и стали рассказывать, что их посадил Лапшин. Сенин-Вольпин даже приходил ругаться. Лапшин ответил ему, что никого не выдавал, стукачом не являлся, вернул ему его стихотворение и выгнал вон. Сенина-Вольпина потом опять посадили, но в этом Лапшина он уже не обвинял.

Многие перестали общаться с Лапшиным. Но он не спешил делиться своими подозрениями об истинном виновнике, предпочитая смирение. Продолжал сочинять музыку. Друг Шнеерович, ставший кем-то вроде композиторского функционера, подкидывал ему халтурку в кино. Но в 1985 году Лапшин понял, что тяжело болен, и жить ему осталось недолго. Тогда-то он и решил рассказать все человеку, которого считал образцом порядочности. Это был старый композитор Лев Семенович Норштейн. Он никогда не верил в виновность Лапшина.

Норштейн жил в композиторском доме на улице Огарева. Туда его семья переехала из Борисоглебского переулка. В его семье тоже было неблагополучно. В 1968 году у его любимой жены нашли рак мозга. Он буквально жил в больницах. В это же время испортились отношения его дочери Светланы и зятя. У них было двое детей, родившихся с разницей в 10 лет (в 1956 и в 1966 году). Старший, Арсений, подавал большие надежды как талантливый пианист. Норштейн видел, что супруги отдалились друг от друга, но не хотел ни во что вмешиваться.
Уже когда жена была совсем плоха, в 1973 году зять подписал письмо против Сахарова и Солженицына. Светлана за это окончательно возненавидела мужа и потребовала развода. Арсений, который уже учился в консерватории, не понимал, что случилось. Он надеялся, что родители помирятся. Но однажды он увидел мать с чужим мужчиной. После этого Арсений обыскал ее комнату и нашел кипу квитанций с денежными переводами на имя Владимира Саблина из города Владимира. Ему удалось найти адрес этого человека, и он решил его навестить. Когда он пришел к нему домой, его арестовали. Оказалось, что Саблина как раз только что посадили за распространение антисоветской литературы. Арсений сказал, что Саблин – знакомый его семьи, и он думал у него остановиться во Владимире – приехал посмотреть город. Из-за всего этого Арсений так разволновался, что сломал палец, когда крышка рояля внезапно захлопнулась. А ведь он готовился к конкурсу им. Чайковского. Палец сросся, но Храповицкий занял только 2-е место, как он считал, несправедливо. Он стал готовится к следующему конкурсу. Когда он выступал, крышка опять упала, и хотя в этот раз обошлось без перелома, выступление он прекратил. Арсению было очень стыдно перед своим педагогом. С тех пор у него возникла фобия: он не мог играть на сцене.

Олегу Храповицкому предложили работу в Ленинграде. Это было очень кстати, тем более что в там жили его родители. Он уехал, и Арсений уехал с ним. Он перевелся учиться в Ленинград.

В Ленинграде его учителем стал пианист Михнов, а у Михнова была жена Света Отпевалова. С этой Светой у Арсения случилась большая любовь, которая прекратилась из-за того, что Михнов и Света на гастролях в Париже попросили политического убежища. Михнова на это подбила Света. Она любила Арсения, но думала, что он ее бросит, потому что она старше него. Ее мать умерла, с отцом у нее были прохладные отношения: тот был женат во второй раз и жил в Москве. Она любила деда, но дед – это не аргумент в таких вопросах, как любовь и Париж.

Следующий педагог не поладил с Арсением, и того отчислили из консерватории. Дело в том, что Михнов не заставлял его играть на сцене, надеясь, что фобия со временем пройдет, а новый учитель не стал с этим возиться.

С тех пор Арсений служил концертмейстером, пил, менял женщин, не верил в любовь. Предательство матери и Светланы его сломило. С матерью он не виделся, а вот с дедом общался.

В 1985 году Олега Храповицкого вызвали в Москву в партийные органы, курирующие его отдел в Пушкинском доме, и потребовали, чтобы он принял участие в травле директора, который был консерватором и не понимал новых веяний. Храповицкого от расстройства свалился с инфарктом – его увезли в больницу.

Так Арсений впервые за 11 лет пришлось приехать в московскую квартиру. Он сообщил деду и матери про инфаркт Храповицкого. Светлане было на то наплевать, но неожиданно младший сын захотел увидеть отца.
Храповицкий же лежал в больнице, где его лечил врач Вениамин Отпевалов. Врач рассчитывал, что литературовед согласится отрецензировать его стихи. Он боялся их кому-то показать, потому что отец когда-то жестоко его высмеял за сочинительство.

Тут до кучи из заключения вернулся Саблин. Видя мать и Саблина вдвоем, Арсений понял, что отношения матери с этим человеком – не его дело. Он рассказал брату и его девушке из-за чего 11 лет назад уехал с отцом.
А Светлана три дня прожила с Саблиным во Владимире, а потом вернулась в семью. Они решили встречаться время от времени, но не жениться.

Одновременно Лапшин поведал Норштейну и Арсению, что всю жизнь страдал за грехи одной женщины. Эта история буквально перепахала Арсения, и он возродился к новой жизни. Лапшин попросил прийти к этой женщине и сказать ей, что он ее прощает. Его просьбу исполнил Арсений. Стукачкой оказалась закадычная подруга его матери Генриетта.

В 40-х годах ее завербовал очень нехороший человек Аполлинарий Отпевалов. Это их Арсений видел на Собачей Площадке. Кроме Платовой Отпевалов завербовал и Гудкову (поймал ее на краже морфия). У нее в квартире он установил прослушку и слушал все, что там творилось. Когда ее якобы вызывали на допрос, и все по этому поводу очень переживали, она кувыркалась с Отпеваловым в койке, смеясь над своими друзьями и женихом-французом.
Когда Прозорова и дурак Сенин-Вольпин были арестованы, им внушили, что предал их Лапшин.
Для Гудковой была подготовлена операция по внедрению в дипломатические круги Франции. К сожалению после ареста и расстрела Абакумова этой задумке пришел конец. Самого Отпевалова тогда тоже арестовали, пытали, но потом выпустили, реабилитировали, повысили в звании и отправили служить в Ленинград.

В 1985 году Отпевалов – пенсионер. С сыном он не видится, считает его слюнтяем. Он скучает по внучке Лене, проживающей во Франции. И вдруг он узнает, что Гудкова прибывает в Ленинград в составе французской делегации. Тут он решил с ней встретиться, шантажировать и добиться, чтобы ему сделали новый паспорт, переправили во Францию, где он сможет наблюдать за любимой внучкой.
К сожалению, этот блестящий план сорвался, так как накануне Отпевалов на улице убил одного и покалечил другого из 2-х гопников, которые вздумали ограбить беззащитного пенсионера (сработали старые привычки). Его мигом арестовали, но он сумел выброситься из окна.

Зато с французской делегацией прибыл пианист Михнов с супругой. И вот Михнов играет на сцене, а Арсений сидит в зале и слушает. И вдруг крышка рояля падает ему на пальцы, но он успевает их вовремя убрать, однако травму все же получает. Тут он замечает Арсения и говорит: «Вот мой лучший ученик – он доиграет за меня». Арсений садится к роялю и ничего больше не боится – он играет и играет. А это все по телевизору видят его дед, мать и брат, а также Лапшин.

продолжение
https://uborshizzza.livejournal.com/5291839.html



Переход по щелчкуВ верхнее тематическое оглавление
 Переход по щелчку Тематическое оглавление (Рецензии и ругань)
Tags: Рецензии и критика: литература
Subscribe
Buy for 60 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 7 comments