uborshizzza (uborshizzza) wrote,
uborshizzza
uborshizzza

Categories:

Максим Шевченко заболел несуществующим коронавирусом


https://ruspekh.ru/images/articles/12927/2017-03-13-203_34068-1_493486.jpg
Очень поучительная история. Есть такой журналист, Максим Шевченко, 1966 года рождения. Одно время у него была своя передача на телевидении, на 1 канале (с 2005 по 2012 год). Иногда бывал и на других каналах. Постоянный участник передачи «Особое мнение» на «Эхе Москвы». У него левые политические взгляды, но он не член КПРФ, хотя сотрудничает с этой партией по ряду вопросов.
Посмотрите, как менялись его взгляды на проблему коронавируса, судя по высказываниям на «Эхе Москвы». Он там выступал каждую неделю по четвергам.

Первый раз слово «вирус» прозвучало 2 февраля по поводу какого-то высказывания Путина про недопустимость роста цен на лекарства. А ведь в это время уже закрыли 12-миллионный Ухань.

«Это всё не имеет отношения к вирусу. Это совершенно наглый беспредел.
Население, народ поставили в узкие рамки, когда, во-первых, лекарств дешевых просто нету. Потом, за счет того, что на рынке лекарств, как я понимаю, абсолютные монополисты или картельный сговор возможно, то есть те, компании которые сюда лекарства поставляют или их фальсифицируют.
Они заставляют, вынуждают наш народ, еще запугивая болезнями, покупать лекарства по совершенно невероятным, бешеным ценам каким-то. Просто идет система омерзительного капитализма, выкачивания из людей денег любой ценой. Деньги выкачиваются за счет запугивания здоровьем».

5 марта
«Никакой пандемии нету. 46 умерших и 500 заболевших — это не пандемия. Пандемия — это 500 тысяч заболевших и 50 тысяч умерших…97 заболевших на огромный Китай — это ничто даже с эпидемией гриппа тяжелой. Здесь, я думаю, какая-то есть тайна. Я, во-первых, думаю, что, судя по реакции реально правящих элит, которые имеют доступ к данным разведки, например, имеют доступ к закрытой информации, я, во-первых, думаю, что в основе коронавируса есть боевой штамм. Я думаю, что в Ухане была… И мне китаеведы некоторые подсказывали, что там могла быть лаборатория. Уж больно они боятся…
Потому что британский парламент не боится гриппа, но коронавируса, от которого не факт, что умрешь, между прочим… Они, я думаю, понимают подлинную природу.
На высшем уровне государственной власти в разных странах люди, которые обличены властью, говорят о мерах предосторожности. И мы видим, как в Иране депутаты парламента больны. Я не исключаю совершенно, что это может быть боевой штамм.
Они, думаю, подлинно знают о происхождении этого вируса, понимают, что он опасен. Но это никакая не пандемия. Я думаю, что они прекрасно понимают, что его можно использовать абсолютно целенаправленно, как газ «Новичок». Почему нет? Не исключаю.
Потому что тебе говорят не о безопасности в метро в лондонском… Наверное, об этом тоже что-то говорится. Тебе говорят о безопасности на высшем уровне власти политическом.

Второй вариант — это то, что сознательно преувеличиваются страх и ужас для манипуляции обществом, для того, чтобы взять под контроль протестное движение. Вот у тебя, пожалуйста, Гонконга уже нету. Гонконг, который полыхал целый год, который сотрясал Китай и по поводу которого у Пекина не было решения, просто решен коронавирусом.

Мы не знаем. Пространство закрыто полностью сейчас. Точно так же мировые элиты используют.. Почему в России нет? Потому что сейчас страх по поводу коронавируса может сорвать эти манипуляции 22 апреля, которые тут у нас назначены. Может быть, 22 апреля будет объявлено…Там 75-летие Победы, тоже, наверное, да, там не будет… Поэтому я вижу, что в разных странах или недоговаривают или преувеличивают. В любом случае это способ манипуляции общественным сознанием.
Ты можешь изолировать любого человека. Ты можешь под предлогом страха любого человека атаковать, допустим, чем-то и сказать, что это коронавирус. Откуда ты знаешь, что это коронавирус? У тебя что, публикуют результаты вскрытия, что ли или анализов? Тебя говорят: «Это коронавирус». А, может, это не коронавирус, может, это мышьяк?
Это касается достаточно узкой группы людей, на мой взгляд. И даже цифры, которые нам сообщают, эти цифры не должны вызывать никакой паники.
Но, я думаю, что правящие элиты сознательно принимают меры безопасности чрезвычайные, потому что понимают, что с этой штукой, с этим инсталлированным ощущением всеобщего страха можно сделать всё что угодно под прикрытием этого».

12 марта
«Я привел обложки газет европейских, которые совершенно ясно говорят, что это боевое биологическое оружие…Иран, Китай, Италия. Я просто вижу связку между двумя этими странами. Потому что Иран — это крупнейший поставщик Китаю энергоресурсов. Нефть и газ Ирана идут в Китай. Одновременно Китай для Ирана крупнейший поставщик военных технологий и всего военного. Евросоюз для Ирана остается главным партнером и партнером и технологическим и экономическим и так далее.
И Могерини сказала, по-моему, год или пару лет назад, что «мы изыщем, создадим финансовые возможности для обхода американских санкций, чтобы иметь с Ираном технологические и финансовые отношения». И лидерами этого всего были Франция и Италия, между прочим. И вот я смотрю: Франция, Италия, Иран, Китай — это наиболее пострадавшие страны. Причем удары приходятся по элитам. В Иране заболевают представители разведки, представители армии, политики.
Главный результат коронавируса — это не массовые смерти, потому что это не чума. Главным результатом коронавируса является искусственный паралич экономики, который наступает вследствие трансляции ужаса, который охватывает население. Сама по себе эта болезнь не является самой смертельной в истории человечество, далеко не самой смертельной, судя по статистике. Хотя она тяжелая и опасная.

Ее проблема не в том, что она быстро распространяющаяся. Ее проблема в том, что она парализует ужасом и не пониманием.
Один человек совершенно неглупый заметил, что на фоне прошлых нефтяных проблем, которые были в начале 80-х, появился СПИД. И вообще, есть такая версия, что в мире существует глобальный конфликт между двумя типами инвестиций: в энергетику и в фармакологию. Фармакология — это мировая отрасль, которая сравнима с энергетикой по объемам денег, которые в ней проворачиваются. Может быть, даже она побольше будет.
Вдруг это такая конкуренция тоже таких двух глобальных типов капитала? Я не исключаю того, что это боевой штамм, что это идет сознательная экономическая война. Такой новый тип войн, который еще не видела человечество. Мы видим результаты — это просто уничтоженные экономики, паралич, который сравним с бомбардировками массированными».

19 марта
«А.Плющев― Я смотрю, вы так, как бы смело…
М.Шевченко― Без масочки как бы…
М.Шевченко― Без паники, но внимательно и осторожно. Потому что тяжелый грипп. Есть грипп, эпидемия. Мы переживали эпидемии гриппа тяжелые. Я в детстве болел воспалением легких дважды. Потому что я плаваньем занимался. Я не знаю, может быть, это тоже был коронавирус, просто тогда еще не определяли его как коронавирус. Но если есть такая штука, то надо меры защиты предпринимать. Мыть руки, например, что всегда полезно. Стараться избегать мест тесного скопления народа. Хотя непонятно, как это можно делать в Москве, если ты не ездишь на персональной машине по выделенке, а ездишь в метро, понимаете, как миллионы москвичей.
Какой смысл вообще в закрытии институтов, музеев и так далее, когда метро открыто и все толпой просто в час пик…В метро, где все люди друг к другу прижаты и даже пот людей попадает друг на друга, не снижает, а музей, где люди ходят чинно, спокойно, глядя на картины импрессионистов, например, повышает.
Я не вижу во всей этой системе, по крайней мере, в России, общего рационального подхода, кроме одного: я думаю, что российские власти понимают, что нет никаких оснований для паники. И паника в основном — это трансляция европейской паники, которую я наблюдаю просто с огромным интересом, сочувствием, конечно, удивлением тому, что там происходит.

Мне кажется, что это драматические события.
Я вообще не верю в способность неолиберальной экономики и неолиберального общества, в котором оптимизация здравоохранения, то есть уничтожение больниц, поликлиник, больничных пунктов, сокращение числа врачей, медсестер и фельдшеров является одним из фетишей, способным справиться с подобной эпидемией. На самом деле ни для Советского Союза этого не было бы такой серьезной проблемой, как это явилось проблемой для КНР.
Но последнее десятилетие в нашей стране, как и в Европе, впрочем, происходила постоянная оптимизация здравоохранения. За это несет прямую ответственность Голикова. За это несет прямую ответственность бывший министр Скворцова. За это несут прямую ответственность все те, во главе с Медведевым и Путиным, кто проводил этот курс под предлогом соответствия неким требованиям всемирного банка или еще чего-то, каких-то внешних организаций, которые нам диктовали курс реформ. Естественно, за это несет ответственность ВШЭ и РАНХиГС (Мау), которые были главными инициаторами и идеологами всей этой неолиберальщины.
В итоге больницы в большей части страны уничтожены.

Поэтому в данном случае я просто уверен, что при нормальной концентрации государственных усилий эта болезнь не будет представлять никакой опасности. Просто надо выйти за рамки стратегии «Всё для частного капитала, всё во имя частного капитала».
Я вот читаю сегодня с утра РБК — по-моему, АФК «Система» заявила, что у них есть тест, что они разработали тест, который в течение 2 часов определяет наличие коронавируса.
Тогда у меня возникает вопрос: почему нельзя, допустим, на улицах в местах скопления, перед входом в метро такие передвижные центры, куда человек может подойти, сдать тест… вот я могу пойти, сдать тест и потом знать, что у меня в крови нет этого коронавируса, я не являюсь его коронавирусом. И тогда у меня есть одна стратегия предохранения. То есть я определенным образом оберегаю себя, ближних таким образом. Человек, у которого не дай бог обнаружится коронавирус, он, естественно, переходит в режим карантина и в режим лечения. Почему все должны страдать? То, что в Европе сейчас происходит, это же фашизм просто.
То есть на самом деле в чем проблема? Они, оптимизировав количество работников, теперь создают искусственно панику и ажиотаж, чтобы иметь предлог не оказывать людям медицинскую помощь, как это было бы в Советском Союзе или в Китае, а просто ввести полицейский режим. И здоровые люди, которые не планируют совершенно заболевать, не планируют контактировать ни с кем — сейчас не лондонская чума, люди не валяются на улицах, и белыми крестами никто не ставит страшные знаки на стенах домов, и не ходят фигуры в масках с птичьими клювами… Вот я звонил в Европу своим друзьям. Здоровые люди не могут выйти на улицу. Хотят патрули. Надо объяснять…

Почему это делается? Это абсурдные меры. Они делаются только потому, чтобы скрыть неспособность современного неолиберального отвратительного общества оказать помощь всем.

А.Плющев― В Китае-то разве не так было? В Китае было ровно так, еще хуже.
М.Шевченко― Так, да не так. Во-первых, это было в Ухане — раз, а не во всем Китае. Нет, еще хуже там не было. Это совсем не так. Китай сразу же, мгновенно построил огромную больницу, даже несколько больниц, в которой были сотни или даже тысячи коек, причем это были бесплатные койки.
Я думаю, что возможность концентрированного вмешательства государства в такую ситуацию, которая, конечно, более естественно осуществима в обществе мобилизационного типа, каким является общество социалистическое, где здравоохранение не является фактически полностью частным делом врачей, которые сами полностью определяют на этом рынке цену своих услуг, и что и как они будут оказывать. А где здравоохранение — защита детей, стариков — является частью государственной политики. Сегодня это не так в России. Сегодня это не так везде в Европе. Зависит от наличия у вас страховой суммы. Есть у вас страховка — вам окажут помощь. Нет страховки — нет.
А.Плющев― Вот пример как раз: Южная Корея, где как раз медицина частная на три четверти или на сколько… Во многом частная как раз. И это очень хороший пример с коронавирусом.
М.Шевченко― Это все равно восточное общество. Это общество коллективной мобилизации, где человек не атомизирован как в европейском обществе.
Не знаю, кто им занес вирус. Потому что китайцы уже намекают на то, что американцы могли быть источником вирусов в том же самом Ухане, где есть лаборатория, которая занималась этими вещами.
Я вижу последствия, результаты. Сначала была уничтожена, обрушена китайская экономика. Она понесла очень серьезный ущерб.
Я считаю, что уже война идет. И то, что происходит, это не естественный процесс. То есть, возможно, вирус появился естественно. Но я полагаю, что меры безопасности, которые, в частности, предпринимали еще на фоне единичных случаев заболевания политически е руководители ведущих стран, говорят о том, что им, очевидно, их разведслужбы докладывали нечто про этот вирус, что не докладывали другим.
Потом, этот вирус, мы видим, он существует в пространстве страха больше даже, чем в пространстве биологическом.
То есть то, что мы наблюдаем феномен коронавируса — это не только биологический феномен, который сам по себе, все врачи говорят, что ничего необычного нет в этом вирусе. Да, осложнения на легкие. Да, особенно опасен для стариков, для людей с подорванным иммунитетом, для тех, у кого сердце, гипертония или печень, например. Но так, в остальном вы можете переболеть этим коронавирусом и даже не заметить, что вы им переболели.
Год назад, возможно, были такие же заболевания, когда в мире умирали тысячи людей. От туберкулеза умирает миллион 600 тысяч, от гепатита умирает около миллиона ежегодно. Проблема еще в том, что туберкулез — это болезнь бедных, нищих и заключенных. По крайней мере, в России туберкулез является эпидемией. В Украине от туберкулеза дети умирают, между прочим.

Я помню, делал интервью — короткое время на НТВ работал — с министром Скворцовой. Она ко мне на интервью в какой-то шубе пришла неимоверной. Там струились какие-то то ли соболя, то ли что-то еще невероятное. И на фоне тех больниц, которые я вижу просто, разоренные, разрушенные больницы…
Это катастрофа, да. Это война. Эта война уже идет. Просто война — это не всегда, когда «сорок человечков иль восемь лошадей — три тонны удобрений для вражеских полей». Война эта нового типа. Она идет, в частности, с уничтожением экономик, которые связаны с глобальной финансовой системой, с глобальными рынками и так далее.
Китайцы-то вроде как коронавирус объявили, что победили. Это же мы не знаем, как на самом деле ни в Европе, ни в Китае. Ведь могут сказать с какой-то целью, допустим: «У нас коронавирус». А на самом деле это делается для того, чтобы прижать и контролировать как перемещении граждан, так и финансовые потоки, возможно, в контексте этого.

Потому что есть совершенно разные игроки в тех же самых обществах, рынках. Те же самые фармакологические компании, они являются собой силу в мировом масштабе, я думаю, даже помощнее, чем нефтяные компании, чем нефтяные трейдеры. Потому что фармакология гораздо более диверсифицируемая как бы среда. У тебя миллион разных наименований, а нефть — в принципе, это достаточно ограниченная номенклатура наименований товаров, которые можно продать.

А.Плющев― Ну да, поэтому они убили авиакомпании и туристическую отрасль, транспорт.
М.Шевченко― Ну, это же такая вещь… А на самом деле это не очень большой сегмент, если ты посмотришь. Зато сейчас, смотри, все сидят по домам. Зато как выигрывают компании — это тебе близко, — связанные с виртуальным разным бизнесом.
Поставки еды, разные сервисы, связанные с кино дома. Разные чаты… В общем, сетевые разные компании. Так я про Китай. Китай сейчас получает дешевую нефть. Китай сейчас победил коронавирус. У Китая невероятные золотые запасы, и Китай сейчас может на фоне рухнувших европейских и российских бумаг просто их всех купить.
Всегда можно сделать анализ. Если у человека нет в крови коронавируса — а я так понимаю, что если он является носителем, то он обнаружен будет, — то почему тогда в отношении него должны быть какие-то драконовские меры, я вот чего не понимаю. Почему люди приходят на работу… если за полчаса можно сделать анализ и люди делают анализ.

Вот у вас на «Эхе» нет никого, например, зараженных — вы можете все нормально работать. Почему надо запрещать это? Кто запрещает? В частности, в Европе еще это военное положение, которое показывает, каким образом все эти европейские права и свободы хваленые в одну секунду без решения парламентов, без решения судов, без решения разных арбитражей… Просто вот полицейские объявляют военное положение.
Правительство Виши… во время немецкой оккупации не было таких указов. Идешь по улице, заполняешь формуляр, объясняешь, зачем идешь, куда идешь. Прогуливаться только так-то. С какой стати? Если у вас нет в крови коронавируса и у других людей тоже нету, вы это так должны делать. Может, люди должны просто периодически сдавать тесты, раз в три дня, например. Если в течение 3 дней нет… я могу эти 3 дня гулять и общаться с кем хочу и как хочу.»

26 марта
«Под предлогом тяжелого, но, в принципе, не катастрофического гриппа — по крайней мере, про Россию будем говорить — в каждой стране бюрократия решает свои проблемы, по-своему: запрещает митинги, расправляется с оппозицией.
Смотрите, мы давно не упоминаем Гонконг. В Гонконге еще не так давно шли просто непрерывные, почти годичной непрерывности бои между митингующими и полицией. Теперь про Гонконг — ни звука, правда ведь?
Дальше в Париже, где «желтые жилеты» каждую неделю…
У каждой страны своя ситуация под предлогом коронавируса. Там — Гонконг, тут — «желтые жилеты» можно прижать. Тут можно раздать всем американцам по тысяче долларов и объявить себя всеамериканским папочкой. В другой ситуации сказали бы, что ты, президент действующий, подкупаешь избирателей, что ты просто им раздаешь по тысяче долларов и поэтому твой рейтинг скакнул за несколько дней невероятно — рейтинг Трампа.
Демократы это критикуют решительно, но не так решительно, как могли бы, потому что люди-то довольны. Простые американцы, как любят говорить, особенно афроамериканцы — да они просто счастливы, что им перепало по тысяче баксов внезапно, упало с неба, понимаете?
В России демонстраций протеста против явного государственного переворота, который проходит под видом конституционной реформы, нету. Коронавирус исключает демонстрации.

Короче демократии больше не будит никакой. Она на фиг не нужна, потому что не она решает больше.
Ее не будет в России. В Европе она будет, но Евросоюз, я думаю, показал свою недееспособность в этой ситуации. Ему продемонстрировали национальные государства, национальные бюрократии — итальянская, французская, другие, — что Брюссель, который им всем диктовал финансовые условия, условия жизни, сколько там помидоров уничтожать в ситуации вируса никак не может помочь. Что власть — это не просто власть, которая раздувает щеки и говорит, что она власть, но власть — это еще которая может действовать в ситуации кризиса. Евросоюз, оказалось, ничего за исключением блокировки банковских счетов и наказания тех или иных государств, не может. Ну, сидите в ПАСЕ, значит, беседуйте. Это первый результат этого кризиса.
Каждая страна Евросоюза за себя.

Но я не про них. Я про нас. И в каждой стране происходит своя история. потому что в мире есть два типа глобализма. Есть глобализм финансовый, который стоит над государствами, смотрит на них с презрением и считает, что эти пятна на карте — это пережиток XIX и XX века. А реальность — это финансовые институты, Всемирный банк, разные глобальные фонды по борьбе с потеплением, по защите барсов или морских котиков, которые аккумулируют деньги вне границ и вне правительств.
Пункт два следующий: Они решают первый вопрос — укрепление собственной власти сейчас. Понятно, что представительская демократия больше не работает. Потому что смотрите, в ситуации кризиса никто не спрашивает никаких парламентариев ни о чем. Просто какие-то серые молчалины, серые чиновники, внезапно ставшие спасителями отечества принимают решения: Здесь разрешаем, здесь не разрешаем, здесь сидите по домам, здесь ходите по улицам. И всё.
И что такое парламенты? И что такое демократия? И что такое политические партии? В тряпочку заткнулись все.»

8 апреля
«10 дней у меня температура. За эти 10 дней я всё понял про здравоохранение в Российской Федерации. Сдать тест на коронавирус, могу вам сказать, сложнее, чем задать Путину вопрос на прямой линии. То есть это надо пробиваться к этим тестам. Вас постоянно отфутболивают. В итоге я сдал тест. Просто я как законопослушный гражданин, когда у меня поднялась температура, сразу позвонил в скорую помощь. Меня стали отговаривать: «Зачем это вам надо? У вас ОРВИ, ОРЗ. Участковый справится».
Пришел участковый на следующий день. Это было прошлый вторник. Сказала: «Ну да, скорей всего, ОРЗ. Скоро всё пройдет». Потому уже, когда 5-й день была температура 39, я уже вызывал скорую и уже, наконец-то, мне удалось сделать тест, — ни ответа ни привета об этом тесте так и не поступило, вы не поверите, ни позитивного, не негативного. 72 часа прошло хвалебные собянинские.

И потом я понял, что всё кранты, как говорится. ...может быть выписан. И решил сам пойти сдать биохимический анализ крови по уму. Естественно, никто не собирался ко мне приходить домой, делать этот анализ. Я пошел в платную… там рядом есть на Арбате очень хорошая контора, которая сразу сделала, и в платную клинику, которая тоже рядом со мной, в Большом Власьевском, где мне сделали КТ и сразу сказали: «У вас двустороння пневмония». Но до этого никто не слышал ее. Все говорили: «У вас чистые легкие… Чистые легкие». То есть если бы я сам не проявил какие-то усилия, то вся эта хваленая коронавирусная, как говорится, спецоперация по защите отечества меня просто привела бы в могилу, будем откровенно.
Там у них есть протокол. Они сразу вызвали скорую. Они говорят: «Когда мы видим такое воспаление легких, такую пневмонию при температуре…». Ребята прямо сразу вызвали скорую и меня отвезли в больницу в Коломенское. Ну, я не выбирал, естественно, больницу. Ну, больница как больница, такое бюджетное учреждение. Хорошие нянечки, санитарки, заботливые.

А.Плющев― Но при этом, я так понимаю, тест на COVID-19 все отрицательные?
М.Шевченко― Саша, я не знаю. Никто не знает. И врачи, которых я попросил узнать, они тоже не могут узнать. Я, вообще, думаю, что это всё разводка. Я думаю, что есть такая система, как бы показухи для Путина, для начальников, что вот мы делаем тесты, на Коммунарку свозить, то-сё, а есть реальность. Вот в больнице лежит полно людей с двусторонней пневмонией — абсолютно такая же история.
А.Плющев― А, кстати, насколько заполнена больница? Мы из разных больниц получаем разные данные. Некоторые, говорят, переполнены совсем, там очереди огромные, люди в коридорах лежат и всё такое. Как у вас?
М.Шевченко― Я бы не сказал, что у нас прямо переполнена.
А.Плющев― Спасибо, Максим, поправляйтесь».

Вот вам, пожалуйста. Вроде бы, неглупый человек, и образование у него не журналистское, а техническое, а не понимает, что такое эпидемия, не в состоянии экстраполировать события: где сегодня 97 заболевших, там через 2 месяца уже полтора миллиона, и это только начало. Слава богу, у правителей большинства стран хватило ума прислушаться к мнению специалистов, а не к мнению тех, кто рассуждал с позиций "здравого смысла". Не такой уж он и здравый, как выяснилось.

А теория заговора? Правительства нарочно рушат свои экономики, чтобы где подавить политические выступления, а где провести интересы фармацевтических компаний.

Увы, все гораздо хуже. Нет никакого заговора, а есть беспомощность правительств, которые ничего не могут сделать при появлении такой угрозы как неизвестный ранее вирус, способный вызвать пандемию. Никто не управляет нашим миром, и надеяться можно, как в самые древние времена, только на Богу да на удачу.




Переход по щелчкуВ верхнее тематическое оглавление
 Переход по щелчку Тематическое оглавление (Блогосфера)
Tags: Коронавирус
Subscribe
Buy for 60 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 41 comments