uborshizzza (uborshizzza) wrote,
uborshizzza
uborshizzza

Categories:

Диссиденты и люди

Переход по щелчкуВ верхнее тематическое оглавление
 Переход по щелчку Тематическое оглавление (Идеологические размышлизмы)
 Переход по щелчку предыдущее по теме…………………………………  Переход по щелчку следующее по теме
 Переход по щелчку предыдущее по другим темам……………  Переход по щелчку следующее по другим темам


В «Новой газете» опубликована большая статья С.А.Ковалева. Помните такого? Для тех, кто подзабыл, напоминаю – знатный диссидент, выжавший из своих страданий при советской власти все, что возможно.

Родился в 1930 году в семье железнодорожника в Сумской области на Украине, в 1932 году семья переехала в Подмосковье. Окончил биофак МГУ, в 1964 защитил кандидатскую. Как видим, проклятая советская власть его не очень-то обидела: дала возможность окончить лучше учебное заведение, заниматься наукой. Но он ей взаимностью не отвечал. В 1974 году был арестован по обвинению в «антисоветской агитации и пропаганде». В декабре 1975 года суд приговорил его к 7 годам лагерей строгого режима и 3 годам ссылки. В 1990 году был избран народным депутатом РСФСР. С тех пор уже не покидал высоких коридоров.

1990—1993 годы — член Верховного Совета РСФСР, член Президиума Верховного Совета, председатель парламентского Комитета по правам человека.
В 1993—2003 годы — депутат Государственной Думы .
В 1993—1996 годы — председатель Комиссии по правам человека при Президенте Российской Федерации.
В 1994—1995 годы — первый Уполномоченный по правам человека в Российской Федерации.
В 1996—2003 годы — член Парламентской Ассамблеи Совета Европы.

Во время штурма Грозного 31.12.94 года Сергей Ковалёв взял рацию у дудаевских охранников и по ней обратился к российским военнослужащим с призывом сдаваться в плен. Аналогичную позицию занимал при взятии заложников в Буденовске. Осудил позицию России в Южной Осетии в прошлом году.

С 2003 года пытался опять попасть в Думу, но его партия («Яблоко») не проходила.
Люди стали о нем забывать, вот он и решил, видимо, напомнить о себе, написав довольно сумбурную статью. В ней он взялся разъяснять позицию диссидентов прошлого века. Основная его мысль такова: они были идеалисты, свято верившие в западные правовые принципы, и поэтому не занимались реальной политикой. Реальная политика тогда в СССР была невозможна, да и вообще она ему не нравится - там слишком много компромиссов со злом. Но у диссидентов Восточной Европы судьба иная: им почти удалось совместить идеализм с реальной политикой. Теперь он подумывает, что бы такое можно было сделать и у нас, но пока не придумал.

Главной причиной того, что наши диссиденты могли только пестовать идеалы, а не заниматься реальным делом, была изначальная порочность нашего народа. Он считает, что виновен в порочности народа Сталин.

«Многие успехи успешного менеджера, И.В. Сталина были обусловлены едва ли не главным его успехом — селекционным. Сталин вывел, ни много ни мало, новую историческую общность — советский народ. Терпеливый, раболепный, подозрительный, злобно презирающий рефлексии, значит, интеллектуально трусливый, но с известной физической храбростью, довольно агрессивный и склонный сбиваться в стаи, в которых злоба и физическая храбрость заметно возрастают. Вообще-то эти свойства есть в любом народе, разница только в выраженности.»

Конечно, это странно, что Сталину хватило 30 лет для выведения нового подвида – обычные селекционеры за такое время и новую породу хомяка не выведут, разве что у дрозофил чего добиться можно… Как видите, он косвенно признает, что Сталин все же был гений, тем более что сами диссиденты рассчитывали, что их усилия дадут положительные изменения в народе только лет через 300, т.е. получается, что Сталин был их в 10 раз эффективнее. По-видимому, это его смущает, и он пишет, что не является специалистом в этом вопросе, вот, например, Ю.Афанасьев говорил, что русский народ давно такой измененный. Да, но если это признать, то как же сюда приплести Сталина? В общем, он оставил этот вопрос на усмотрение читателей. Однако такие характеристики русского народа, как злобность, агрессивность, интеллектуальная трусость и физическая храбрость (написал бы уже без затей – глупость) остаются. Спасибо на добром слове, защитник вы наш.

Дурные свойства, то ли привитые народу Сталиным, то ли бывшие у него и ранее, видны и сегодня. Вот пример.

«Всего один пример — недавние выборы. Одиннадцать конкурирующих партий. И несколько субъектов так называемой Федерации, где результаты близки к чеченским. А в Чечне: 99,5% явились на участки, 99,4% — за «Единую Россию». Даже апологеты «Единой России» понимают, что это вранье. По 0,01% в среднем каждому конкуренту единороссов — это уж слишком. Понимает это Путин — и врет. Все первые лица государства публично врут, будто это результат свободного волеизъявления. Все их слушатели знают, что им врут. Они сами знают, что им не верят даже их сторонники. И сторонники знают, что лжецы точно осведомлены об их недоверии…Никаких тебе Майданов. Никто не скажет: «Мы не стадо. Мы не позволим с собой так обращаться»… Это и есть красноречивый результат селекции.»

Подумать только: как обиделся, что его в Думу не выбрали! Да, надоели людям «Яблоко» и либералы. Они знают, что на выборах были подтасовки, но прекрасно понимают, что все равно партия власти победила с огромным отрывом. Почему же упрек ко всему народу? Глупо было бы, если бы те, кто голосовали за «Единую Россию», стали возмущаться подтасовками в Чечне. Вот если бы вдруг им заявили, что победило «Яблоко», они бы возмутились. Пусть обвиняет тех, кто голосовал за либералов: это они должны были организовывать Майдан. Так что все стенании о засилье у нас мутантов – это не к избирателям прошедших в Думу партий, это – к своим. Хорошенького он мнения о своих избирателях, ничего не скажешь!

Далее гражданин продолжает сетовать о своей злой судьбе, заключающейся в том, что народ у нас неправильный, и завидовать странам Восточной Европы. Ключевым мне кажется здесь признание, что наши диссиденты и не думали обращаться к народу. А к кому же они тогда обращались? А к Западу! Чтобы там знали, что есть у нас такие ребята и при случае бы приютили, приветили. Прямо Ванька Жуков : «Забери меня, дедушка, отсюда.»

«Сталин впечатляюще завершил нравственный коллапс нации, который господствует до сих пор. Во времена Хрущева и Брежнева такой упадок усугублялся еще большей, чем сейчас, инерцией страха. Этот упадок и этот страх, всегда готовый перерасти в панику, были одной из главных причин, почему диссиденты сознательно избегали масштабных организационных усилий. Мы никогда не обращались к обществу. Тут, по-моему, главное отличие СССР от Восточной Европы и нас от наших западных друзей. В Восточной Европе, думаю, в 80-е годы уже была такая критическая масса — восстановилась довоенная»

Но не так прост Ковалев, чтобы признаться в истинных мотивах своего диссидентства. Нет, они, конечно, и не думали о преференциях на Западе, они это делали просто для своей души.

«Увы, мы в России не имеем ее до сих пор. Потому и не было повода рассматривать варианты отдаленного будущего. Но были же жизненные, поистине действенные, мотивы, определявшие наш выбор…Главным мотивом было острое ощущение нравственной несовместимости с режимом. Наши решения диктовались упрямым стремлением заслужить право на самоуважение, они были защитой чувства собственного достоинства. Появилось не так уж мало людей, готовых купить себе это право за тюремный срок — нравственная оппозиция… Возникает вопрос: помимо самоутверждения был ли хоть какой-то общественно значимый результат наших вызывающе рискованных действий?»

Был ли результат их действий? А как же! Кто с 1990 года у нас все время в шоколаде? Разве не они? А то так бы и сидел в развалившемся НИИ.

Далее Ковалев рассказывает, что свой идеал они нашли на Западе. А то кто-нибудь бы сомневался!

«Вот готовая, довольно давно состоявшаяся модель, которая вполне успешно работает, обеспечивая государству и обществу способность к динамичному развитию, а каждому гражданину свободу, безопасность, независимость и достоинство. Она делает это, поставив власть под контроль закона и общества — это так просто и убедительно, чего же еще….Мы оказались гораздо большими западниками, нежели сама западная элита. Мы приписывали западной политической цивилизации способности, которыми она вовсе не обладала…Увы, эта благостная картина была неверной, порожденной нашей склонностью принимать желаемое за действительное. Это было грустное открытие, но не убийственное. Идейные основания западной модели все же привлекали нас гораздо больше, нежели текущие реалии.…Мы восприняли идеал в готовом виде, ничем его не усовершенствовав и не дополнив. Кроме одного: мы глубоко осознали единственность идеала, его императивный смысл и глобальный масштаб, дающие мировому сообществу шанс на уверенную жизнь в справедливом и безопасном мире. Вот мы и действовали в планетарных границах этого «политического идеализма», тогда еще не названного по имени.»

Не так-то уж и хорош оказался идеал в реальности. А знаете, чем он плох?

«Перечень примеров циничного пренебрежения международного сообщества к собственным высокопарным заявлениям занял бы тома. Вспомним ковровые и атомные бомбардировки мирных городов; пол-Европы, отданные сталинской тирании. Довольно мифов, никого Советская армия не освободила — армия, отражавшая атаку агрессора, мгновенно превратилась в орду захватчиков, да еще насильников и мародеров, как только перешла границы СССР. Кем и как вдохновлялось это мародерство, как оно вспыхнуло и развивалось — особая тема. Вспомним также и Нюрнберг, где один людоед судил другого людоеда за каннибализм (вот пример — 3 дня трибунал слушал эпизод обвинения нацистов в расстреле тысяч польских офицеров в Катыни, а каждый участник суда точно знал, кто и когда убил поляков). В этот ряд, естественно, становится многое из практики Совета Европы, ОБСЕ, Комиссий ООН.»

Вот, она, реальная политика: не тех судили в Нюрберге! Я вот думаю, почему он так ненавидит фронтовиков? Когда окончилась война, ему было 15, но он был никто, а парни, старше его на 4-5 лет, но прошедшие войну, считались героями. Наверное, они его где-то обгоняли, им доставалось лучшее, а может, были и личные конфликты, может, побили. Он долго ждал. Вот ему 79, а они уже умерли в основном.Теперь можно и оттянуться, назвать их так, как он давно хотел: не герои они, не спасители, а мародеры, насильники, дикари из орды.

«В рамках реальной политики совершенно невозможно было не допустить в Нюрнберг катынских палачей; конечно, были неотвратимы и ялтинский сговор, и выдача Сталину многих тысяч людей в каторгу и на смерть. И вся русская история последнего полувека не есть ли поглощение искренних намерений реальной политикой? Многие мерзости начала реформации СССР, скорее, судьба, нежели вина горбачевских «архитекторов перестройки», окруженных злобной сворой политбюро. Видимо, даже и саперные лопатки в Тбилиси, даже и танки в Вильнюсе. Реальная политика тянет кровавую цепь. Тогда, может быть, трагедия Чечни коренится в Сумгаите, Баку, Ходжалы и Вильнюсе и со временем прольется кровью где-то еще?»

Ну, а теперь еще раз себя похвалим: какие мы идеалисты, мечтатели…

«Мы не занимались реальной политикой, это так. Мы ничего не изобрели, ничем не обогатили идеал. Мы просто честно и упрямо стремились воплотить его в жизнь. Наша политика была в поступках по канонам политического идеализма. В этом наш вклад в наше общемировое дело.»

Похвалим и деятелей из Восточной Европы. Зачем это ему?

«Лидеры же великих восточно-европейских мирных революций в противоположность нам не могли не заявить политических амбиций. Это стало их долгом, исторической ролью, их шансом поддержать свободу в мире, постоянно и повсюду ущемляемую свободу, защищать которую, увы, находится мало охотников. И они блестяще воспользовались этим шансом; они выполнили эту работу наилучшим образом. Их победы были самым важным положительным общественным событием прошлого века. Вполне сравнимым с победой над фашизмом — во всяком случае, нравственно более чистым. Конечно, в этой работе неизбежно была какая-то доля real politics. Но это была самая минимальная доля, и, наоборот, заведомо преобладал политический идеализм — движущий мотив всей работы. И это тоже не могло быть иначе.»

Все-таки кое-какая эволюция с бывшими диссидентами происходит: раньше лизали зад только Западу, а теперь еще и Восточной Европе. Нет повести печальнее на свете: среди диких орд насильников, мародеров, трусливых, злобных и агрессивных уродились такие небесные создания, как Сергей Адамович Ковалев и его друзья. Уж такие они идеалисты, такие наивные, так всем уверили, и до сих пор верят, что соберутся, наконец, реальные политики и накажут этот народ-мутант. Какие они идеалисты! Но ложку мимо рта не пронесут. Народ–мутант их выучил, отстоял от благородных европейцев, которые хотели еще в 1941 году как-то урегулировать русский вопрос, дал возможность заниматься кому историей, кому биологией. Теперь уже 20 лет кормит их на разных государственных должностях, а все не угодит никак!

Жаль, что те мутанты очень мало интересуются бывшими диссидентами, их страданиями и обвинениями, считая, что брань не щи и на вороту не виснет. Ну, сморозил чего-то старый человек: так ведь возраст, да и сидел он. Пусть его, прокормим.



Tags: Идеологические размышлизмы
Subscribe
Buy for 60 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 28 comments