uborshizzza (uborshizzza) wrote,
uborshizzza
uborshizzza

Category:

Заболевание и заболеваемость

Переход по щелчкуВ верхнее тематическое оглавление
 Переход по щелчку Тематическое оглавление (Учебно-методическое)
 Переход по щелчку предыдущее по теме…………………………………  Переход по щелчку следующее по теме
 Переход по щелчку предыдущее по другим темам……………  Переход по щелчку следующее по другим темам


В оглавление проекта "Эпидемиология для чайников и технарей": http://uborshizzza.livejournal.com/592917.html

В первой трети двадцатого века при расследовании путей инфицирования больного строились прямо-таки детективные схемы. Например, ребенок заболел коклюшем, но из дома не выходил. А зато его мамаша шла по улице, ей кто-нибудь чихнул на сумочку… Но в ходе дальнейших исследований было выяснено, что есть масса людей, у которых иммунитет к инфекционной болезни есть, а вот самого заболевания отмечено не было.

Оказалось, что это не просто редкие исключения – почти все антропонозные заболевания почти всегда протекают в скрытой форме. Единственным исключением из правила является корь – у нее всегда заболевание протекает в выраженной специфической форме. Что и обуславливает высокую тяжесть кори. Еще в начале 20 века летальность при кори была около 1%.

А для всех остальных инфекций почти все заболевания проходят в невыраженной форме.

По степени тяжести можно грубо взять следующую градацию:

1. Возбудитель уничтожается за счет местного иммунитета или неспецифического иммунного ответа. Признаков заболевания нет, специфический иммунитет не вырабатывается.
2. Специфический иммунный ответ вырабатывается, но заболевание проходит в столь легкой форме, что болеющий даже не знает, что он болеет.
3. Заболевание проходит в стертом, неманифестном виде. Видно, что человек болеет, но тяжесть заболевания невелика, и болезнь не имеет характерных черт.
4. Заболевание проходит манифестно, с развитием черт, присущих именно этой болезни.

В некоторых случаях заболевание диагностируется не по самим признакам болезни, а по характерным осложнениям. Например, вирусные гепатиты проходят без специфических признаков заболевания или незаметно, но потом, через некоторое время, развивается гепатит – характерное поражение печени.

Тут начинаются некоторые расхождения в терминологии. Например, с точки зрения лечебника если не было выраженных признаков болезни, то это и не болезнь. С точки зрения эпидемиолога если был возбудитель, он выделялся, и сформировался иммунитет – то это уже случай болезни, вне зависимости от выраженности клинических симптомов.

Например, большая часть заболеваний полиомиелитом проходит в стертой форме, то есть никто даже и не знает, что человек болен. Порядка 10% дает картину, которая диагностируется как ОРЗ (кстати, болящее и красное горло есть при многих кишечных инфекциях, и в этом случае тоже стандартно ставится диагноз ОРЗ или ОРВИ). Догадаться, что это полиомиелит, можно только по характерной динамике температуры с двумя пиками. У нескольких процентов развиваются характерные неврологические осложнения. Порядка процента получает эти нарушения навсегда, а порядка одного на тысячу умирает.

Естественно, во времени и пространстве доли разных случаев различается существенно.

Чрезвычайно низкую манифестность дает менингококк – характерное воспаление оболочки мозга, менингит, лишь в одном случае на 20 тысяч инфицирований.

Таким образом можно заключить, что значительную часть времени мы болеем всевозможными инфекционными болезнями, даже об этом и не подозревая. Большая часть инфекций, к которым мы приобретаем иммунитет, проходит для нас незаметно.

Например, в условиях Москвы к 14 годам уже около половины имеет иммунитет к вирусному гепатиту А, то есть переболели им в стертой форме.

С другой стороны, под заболеваемостью понимают только официально зарегистрированные случаи болезни, то есть если что-то в официальную статистику не попадает, то его и нет. Из-за этого в начале и середине 90х годов на Кавказе инфекционная заболеваемость была чрезвычайно низкой.

Заболеваемость делится на абсолютную, интенсивную и экстенсивную. Абсолютная заболеваемость – сколько за определенный период в определенной группе на определенной территории было случаев заболевания. Интенсивная получается делением абсолютной на численность, а экстенсивная показывает, какая доля заболевания приходится на данную группу (или какая доля приходится на данное заболевание из группы заболеваний). Например, в 1999 году в России было зарегистрировано 7428 случаев кори (абсолютная заболеваемость), что составило 5,07 случая на 100 тысяч абсолютного населения (интенсивная заболеваемость). Среди детей до 14 лет было 2381 случай (абсолют), или 8,55 на 100 тысяч (интенсив). Заболеваемость детей до 14 лет составила 32,05% от всех случаев заболеваний корью (экстенсивная заболеваемость).

В СССР и России инфекционная заболеваемость традиционно определяется по следующим группам:
- дети до года
- дети 1 и 2 года, посещающие детские дошкольные учреждения (или, на жаргоне – организованные дети),
- неорганизованные дети 1 и 2 года,
- организованные дети 3-6 лет,
- неорганизованные дети 3-6 лет,
- дети 7-14 лет,
- взрослые (14 лет и старше).

При исследовании длительно текущих заболеваний различают инцидентность и превалентность. Инцидентность – количество выявленных новых случаев заболевания, превалентность – общее количество больных.

К сожалению, доступность и качество данных о заболеваемости на постсоветском пространстве ниже всякой критики. Если, например, занимаешься инфарктом миокарда у людей, больных системной красной волчанкой, и хочешь выяснить, насколько СКВ повышает вероятность этой неприятности, то можно с полпинка найти данные по частоте и летальности инфарктом в куче развитых стран: и по возрастам, и с делением по полу, и с выявлением каких-то подгрупп. А вот по России – фигвам, и приходится в качестве группы сравнения для москвичей брать, например, австралийцев.

В советское время была тенденция закрывать всю информацию, чтобы враг не разнюхал. Из-за этого в статьях заболеваемость часто давали «в условных единицах». При этом относились к этому требованию чрезвычайно халтурно, понимая, что оно формально и идиотично. Например, нельзя было указывать численность населения городов (это была страшная военная тайна), но можно было указать абсолютную и интенсивную заболеваемость. А уж то, что получить численность можно поделив одно на другое, решительно никого не интересовало.

Сейчас – еще хуже. Есть масса государственных организаций, занимающихся сбором информации, но они эту информацию не публикуют. Не потому, что она секретна, а потому, что хотят, чтобы им за эту информацию заплатили. Примерчик - http://www.mednet.ru/statistics/

Также сильные эмоции вызывает качество имеющихся данных. Да что говорить о количестве случаев заболевания, когда во время последней переписи в Москве неожиданно обнаружилось два лишних миллиона зарегистрированных жителей? Или когда численность детей, проживающих в районе, по данным разных отделов различаются в полтора раза?

КОНТРОЛЬНЫЕ ВОПРОСЫ:
1. Какими болезнями бы болеете прямо сейчас?
2. Почему для некоторых инфекционных болезней чем лучше работает здравоохранение, тем выше заболеваемость?
3. Почему для жителей важно количество населения, официально проживающего на данной территории?
4. Почему при фиксированной инцидентности, например, сахарного диабета чем выше превалентность, тем лучше.



Tags: Медицинские байки, Фактические данные
Subscribe

Buy for 60 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 8 comments