uborshizzza (uborshizzza) wrote,
uborshizzza
uborshizzza

Category:

Сценарий фильма об ужасах американской медицины

Переход по щелчкуВ верхнее тематическое оглавление
 Переход по щелчку Тематическое оглавление (За жизнь)
 Переход по щелчку предыдущее по теме…………………………………  Переход по щелчку следующее по теме
 Переход по щелчку предыдущее по другим темам……………  Переход по щелчку следующее по другим темам


Сотрудник российского посольства в США занимается важным государственным поручением (перегоняет купленный для сына посла джип). В одном из американских городов он останавливается перекусить, но ему не везет - пока он жует кусок пиццы, официантка, поскользнувшись на мокром кафельном полу, задевает ногой за ножку его стула. Он падает, бьется затылком о пол и теряет сознание. В довершение несчастий официантка выливает ему на лицо полный кофейник горячего кофе.

В больнице, куда посольского доставили по скорой, он попадает в руки стразу трех врачей – практикантов. Однако они не только раздолбаи, но еще все время ссорятся, выясняют отношения и пытаются друг друга подсидеть и выслужиться перед их начальником, который уже полный придурок. Увидев красное и вспухшее лицо русского, он заявляет, что дело понятное – анафилактический шок и отек Квинке, и приказывает практикантам положить его под капельницу с лошадиной дозой антигистаминных, а ему сообщить, когда все пройдет, и отправляется к себе в кабинет играть сам с собой в настольный теннис. Через 4 часа, проголодавшись, он идет в столовую, встречает там практикантов и вспоминает о пациенте. Оказывается, ему лучше не стало. Он берет тройной обед, одному практиканту приказывает за него заплатить, второму – сбегать за историей болезни таинственного пациента. Из нее он узнает, что инцидент произошел, когда пострадавший ел пиццу, и начинает орать на практикантов, что только полные козлы, как они, начинают лечение, не удосужившись посмотреть в сопроводительные документы. Теперь, продолжает орать он, все ясно – пациент не приходит в сознание из-за того, что у него у дыхательных путях застрял кусок пиццы, и приказывает его интубировать.

Давно очнувшийся русский лежит в отдельной палате и пытается узнать у многочисленных медсестер, где он и что произошло, но все безрезультатно, так как все они говорят только по-испански. Тем временем практиканты возвращаются и с большим трудом скрутив орущего и отбивающегося пациента, интубируют его.

Вернувшиеся практиканты докладывают об исполнении, а доктор начинает выяснять, почему они такие всклокоченные, драные и даже покусанные. Практиканты сообщают о том, что у пациента наблюдался новый симптом – спонтанная агрессия и двигательное возбуждение, сопровождающееся громкими нечленораздельными криками. Заинтересовавшийся врач спрашивает, что кричал пациент. Практиканты воспроизводят, доктор в очередной раз объясняет им, какие они идиоты – это не нечленораздельные крики, а речь на языке, который они не знают, и звонит начальнице госпиталя, чтобы она прислала переводчика. Приходит бритый негр в наколках. На вопрос, что он может сказать о «Выбля втетут еб нулисьчтоли нахер?» негр объясняет, что это – речь на языке индейцев Амазонки.

Доктор пробует начать сомневаться, но, вспомнив вчерашнюю выволочку на тему политкорректрости и высокой квалификации негропереводчиков, полученную им от начальницы, переключается на привычное дело – объяснять подчиненным, какие они тупицы: «Так, и вы что, еще не поняли? Все симптомы идеально подходят под поражение легких южноамериканской разновидностью колорадского жука!» и приказывает провести компьютерную томографию всего тела.

Практиканты возвращаются к пациенту, чтобы начать готовить его к процедуре. Узнав из их разговоров, что его лечащий врач – тяжелый наркоман, у которого как раз кончились колеса и из-за чего у него от ломки совсем мозги спеклись, русский пытается сбежать, но его ловят, связывают и дают снотворное. Узнав об инциденте, доктор заявляет, что болезнь прогрессирует, ждать результатов анализов некогда, и приказывает найти пациенту новые легкие и готовить его к трансплантации. А одного из практикантов, негра, который во время учебы в институте подрабатывал угоном автомашин, отправляет обыскать машину пациента и немедленно сообщить ему, есть ли там что-то интересное.

Следующая сцена – операционная. Русского кладут на операционный стол, делают разрез, берут пилу и начинают распиливать грудину. За этим сверху, из смотровой комнаты, наблюдает доктор. Тут ему звонит практикант-угонщик: «Я нашел его документы! Он русский, посольский, и уже 4 года не выезжал из Штатов! Мы ошиблись с диагнозом!»

«Это ты ошибся с диагнозом со своими дурацкими жуками» - отвечает доктор и, чтобы максимально быстро прервать уже начавшееся извлечение легких, делает операционную непригодной для продолжения трансплантации – разбивает стулом окно и начинает кидаться в хирургов какашками.

Тем временем во вскрытой машине срабатывает спутниковый маяк, и посол получает информацию, что машина вскрыта, но не движется, а сотрудник на связь не выходит. Разобраться с ситуацией он посылает только что прибывшего нового переводчика, так как он, как сын его хорошего знакомого и сослуживца, лишнего болтать не будет.

К сожалению, по причине блата новый переводчик, хотя и кончил Инъяз, по-английски почти не разговаривает. Прибыв на место, он находит в машине забытый там пропуск практиканта и отправляется в больницу по указанному там адресу. Там он показывает пропуск охраннику, чтобы тот сказал, как найти этого врача.

Охранник неправильно оценил ситуацию и решил, что это преступник хочет проникнуть по чужому пропуску. Но тут была большая проблема: врач был негр, а преступник – белый. Поэтому сказать, что это не его пропуск – значит, признаться, что ты обращаешь внимание на цвет кожи. Вспомнив вчерашний разговор с начальницей госпиталя охранник решает, что потеря бдительности будет лучше, чем демонстрация расизма, и делает переводчику приглашающий жест. Переводчик решает, что доктор – в том направлении, идет и начинает бродить по коридорам. Он находит-таки своего интубированного и связанного коллегу, но тут везение переводчика кончается – он попадает на доктора, который как раз закинулся колесами и теперь во власти галлюцинаций. Услышав невнятное бормотание переводчика, он призывает своих практикантов: «Дизлексия! Ограниченные неврологические нарушения при сохранности остальных функций! Биопсию речевой коры головного мозга, срочно!» И несчастного хватают, вяжут, бреют голову и тащат в оперблок.

Но ничего – у фильма будет стандартный счастливый конец. У первого русского сойдет краснота с морды, ошпаренной кофе. Все решат, что это – следствие назначенного ему лечения от системной красной волчанки, и в очередной раз поразятся диагностическому гению сумасшедшего доктора. Да и он сам проникнется к этому русскому – будет приходить к нему в палату, ставить в качестве капельницы бутылку «Столичной», закидываться таблетками – и на пару, без лишних слов, как это и положено для истинной мужской дружбы, смотреть по телевизору медицинские сериалы.

И у второго русского тоже все будет хорошо. Потому что если его папа – друг посла, то для успешной работы переводчиком ни знания языка, ни наличия мозгов не нужно.

==
По-моему, очень хороший сценарий. Единственное, что смущает – что вроде что-то похожее уже было. И вроде совсем так, да как-то по другому.


Tags: За жизнь
Subscribe

Buy for 60 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 10 comments