uborshizzza (uborshizzza) wrote,
uborshizzza
uborshizzza

Category:

Ненужная Россия

Переход по щелчкуВ верхнее тематическое оглавление
 Переход по щелчку Тематическое оглавление (Политика)
 Переход по щелчку предыдущее по теме…………………………………  Переход по щелчку следующее по теме
 Переход по щелчку предыдущее по другим темам……………  Переход по щелчку следующее по другим темам


В «Новой газете» помещена программная статья Ю.Афанасьева, А.Давыдова и А. Пелипенко ( http://www.novayagazeta.ru/data/2009/115/09.html ). Все трое - доктора различных наук, но широкой публике известен один Юрий Афанасьев. Содержащиеся в статье идеи уже не раз им высказывались единолично, поэтому, думаю, можно считать, что он является основным автором данного произведения. «Вперед нельзя назад!» посвящена критике статьи Д.Медведева «Россия, вперед!», в которой президент РФ высказывал мысли о необходимости модернизации России. Я не сказала бы, что президентская статья произвела на людей большое впечатление – ее сочли обычным набором привычных штампов типа «Волга впадает в Каспийское море». В самом деле, кто только не говорил, что России необходимо развиваться, но не за счет сверх напряжения и репрессий, а поступательно и неуклонно, используя наши преимущества, и тогда Россия войдет по праву в число самых развитых стран? Ведь это верно, вот только начать модернизацию никак не получается. Ну, хоть говорить-то регулярно надо? Но представьте себе, троих выше означенных господ статья Медведева потрясла до глубины души и очень возмутила. То, что Волга впадает в Каспийское море, не для всех очевидно. Некоторые ставят вопрос очень радикально: «А что в этой Волге хорошего, чтобы ей впадать в Каспийское или любое другое море? Реченка-то сомнительная! Того гляди пересохнет». И на наше недоуменное: «Как же так, без Волги, ведь - это великая русская река?», они отвечают, что все реки когда-нибудь пересохнут, уже нет рек и получше Волги, и ничего, мир стоит. И бесполезно им говорить, что вроде наша Волга еще ничего, еще течет - доктор сказал в морг – значит в морг.

Иными словами, России не нужна модернизация, потому что Россия сама не нужна. А раз она не нужна, то должна умереть, и нечего морочить людям голову всякими бессмысленными проектами возрождения и развития. Здесь осталось спросить: «А кому, собственно, Россия не нужна: себе, миру?» С чего они это взяли? Даже если считать, что некто не нужен окружающим, то себе он даже очень нужен. Сколько из людей нужны кому-нибудь, кроме себя? Что же, их всех удавить? И наоборот, есть люди, которым жизнь не мила, но зато они очень нужны другим. Кто определил, что Россия не нужна никому? И почему она не нужна? На этот вопрос авторы не отвечают, ходят вокруг да около, вернее, они перевели вопрос в другую плоскость. Для чего бы ни была нужна Россия, какая бы ни была у нее функция в мире, она не может с ней справляться, потому что смертельно больна. Вот ее диагноз:

«Исторически сложившаяся Россия — так же, как при царях и при большевиках, — остается культурой, застрявшей в «состоянии между»: между старым и новым, между засильем русской архаики и актуальными потребностями современной либеральной модернизации. Наше перманентное патологическое застревание на протяжении нескольких веков в «состоянии между» и углубляющийся в связи с ним тотальный социокультурный раскол и есть историческая болезнь России. Такой раскол стал за последние два десятилетия еще более глубоким, всеохватывающим и превратился сегодня из наиболее значимой характеристики общества как элемента его самобытности в очевидный признак его умирания. Попытки не преодолевать раскол, а приспосабливаться к нему, как попытка больного приспособиться к своей хронической смертельной болезни, превратили раскол в способ угасания русской культуры».

Так Россия должна была непременно стать либеральной, а раз не стала, то должна умереть? Конечно, если считать, что главное предназначение и цель существования Россия была в том, чтобы стать страной типичной западной демократии, то она в этом мало преуспела. Но почему авторы думают, что именно это было нашей целью и смыслом существования? Здесь я бы сказала, что авторы не считают, что это было нашей целью, но они считают, что это ДОЛЖНО было быть нашей целью. Именно неправильные цели и стали основой нашего мирового провала в истории и сегодняшнего умирания. Вся беда в
«имперском русском сознании и прежде всего в его сердцевине — глобальном теократическом проекте с идеей провиденциалистской избранности и мировой миссии России». Самое плохое в этом проекте – то, что «образ власти … в смысле ее космической недосягаемости и всемирной предназначенности, остается нетрансформируемым... В постсоветское время русская власть, уже не стесняясь, позиционирует себя не только как демиурга, но и как корпорацию частных собственников. При непосредственном участии первых лиц государства, с опорой на властный потенциал всех силовых структур, судебной системы и административных органов всех уровней идет грандиозное расхищение всего национального достояния и оформление в частную собственность физических лиц земли, ее недр, возведенных на ней предприятий. Происходят раздел, переделы, рейдерские захваты и квазиюридическое оформление фактической приватизации целых отраслей промышленности, транспортных коммуникаций и энергетических сетей. Все перечисленное по своей социальной сущности — средневековые территориальные захваты без малейшего раздумья о дальнейшей судьбе и эффективном предназначении захваченного. А с моральных и нравственных позиций — это волчье пиршество в овчарне, торжество алчности и звериной ненасытности диких людей. По отношению же к праву русская власть показывает себя откровенно нелегитимной и криминальной.».

Иными словами, наше общество скверно потому, что власть не избирается народом (а если и избирается, то моментально об этом забывает), соответственно не отвечает перед народом, относится к народу, как к инструменту для достижения своих целей (Цели у власти были разные, но не в этом дело). А должно быть наоборот: народ должен избирать власть для того, чтобы она помогала ему устраивать свою жизнь наилучшим образом. Власть – инструмент народа, а не наоборот.
«надо делать свою культуру личностной, гражданской, правовой»

Конечно, то русское общество, которое Афанасьев описывает, неприглядно. Но не идеализирует ли он западное общество? Так ли уж там все решает народ, и так ли власть смирено его обслуживает? В чем это выражается? В том, что две абсолютно одинаковые партии поочередно сменяют друг друга? Колониальные захваты, освоение Америки и Австралии были нужны западным народам, а освоение Сибири, Севера и Дальнего Востока, присоединение Средней Азии и Кавказа – имперская блажь русской власти?

«реальные проблемы определяются следующими вопросами:

— Надо ли пытаться спасти именно этот социум, застрявший в «состоянии между» двумя типами цивилизаций и умирающий из-за русско-системной неспособности преодолеть внутренний раскол?

— Надо ли стремиться удержать на исторической сцене данный тип русской культуры, основанный на манихейской инверсионной парадигме?

Честный ответ на оба эти вопроса может быть только один: нет, не надо. Россию в ее нынешнем имперском виде не сохранить. Умирающую русскую культуру бессмысленно пришпоривать. Под руководством царей, большевиков и Ельцина—Путина—Медведева русская империя уверенно идет по пути распада.»


Вот жуть-то! Что же делать-то, нам, бедным? авторы уверенно утверждают:
«надо преодолевать глубинные социокультурные основания российской цивилизации, менять надо ее парадигму». Для этого надо немедленно признать и на камне написать:

«1. Россия упустила ВСЕ исторические шансы модернизации.

2. Теоретическая возможность модернизации обусловлена тектоническими социальными трансформациями последних двадцати лет, сопоставимыми по масштабам с последствиями событий 1917 г. То есть на семидесятилетие советской социальной и духовной деградации общества накладывается двадцатилетие ельцинско-путинского его доведения, по существу, до биологического, животного состояния.

3. Социальной силы, способной противостоять такой лавине обрушения и осуществить поворот к подлинной модернизации, в современной России нет, и появления ее не предвидится.

4. Фундаментальным тормозом возможной модернизации выступает сохраняющийся на протяжении веков разрыв между властью и подвластным. Архаическому или постархаическому по своим ментальным основаниям подвластному может соответствовать лишь феодальная, общинно-самодержавная диковатая власть. Путинская эпоха, сбросив маски внешней «цивилизованности», обнажила подобные качества со всей их пугающей определенностью. Пока такой зазор не преодолен, ни о каком социальном прогрессе нечего и мечтать, ибо здесь кроется один из ключевых алгоритмов самовоспроизводства «русской системы».

5. Как социокультурное и геополитическое целое Россия не трансформируема и, соответственно, не модернизируема. Страна представляет собой рыхлый конгломерат совершенно разных в этнокультурном отношении территорий, утрачивающих последние формальные интеграторы в виде административных и макроэкономических регуляторов. Идеократический проект и его идеологические суррогаты, даже в самых удачных своих редакциях (которые уже, впрочем, совершенно невозможны), в любом случае не могут быть интегрирующим началом.

6. В общественных настроениях господствует опасное нарастание энтропии. Мы не поклонники толпы фанатиков с горящими глазами, но… Нажравшийся колбасы обыватель, вяло подворовывающий все, что плохо лежит, и безразличный к судьбе даже собственных детей, — это «тепловая смерть» общества. Да, есть основания поиздеваться над теми, кто знает, «как надо». Но когда никто не знает, как надо, и знать не хочет — это даже не смешно.»


Довольно-таки странно после таких мрачных слов читать следующее:
«Но тем не менее Россия, как бы ни менялись ее геополитические контуры, не провалится сквозь землю, а потому вопрос о ее модернизации при всех историко-политических обстоятельствах остается на повестке дня.» Не провалится, значит. Успокоили. (Хотя некоторые хотели бы, чтобы Россия все же лучше бы провались. Но Афанасьев, он – добрый)

Да и Медведев писал о необходимости модернизации. Но ничего у него не получится, и вот почему:
«Статья Медведева беспомощна, потому что в ней не говорится, какая Россия должна рвануться вперед. На территории страны сегодня две России. Они обе одинаково почвенны, но совершенно по-разному реальны. Их наличие — результат непреодоленного раскола.

Одна — господствующая, хотя и умирающая, но все еще торжествующая и утопающая в самообожании. Она несет в себе святорусскую архаику, засилье традиции, имперско-вечевое сознание толпы, соборно-авторитарные культурные стереотипы, самодержавно-общинные ценности, деление людей на «мы» и «они», насилие, алчную погоню за властью, великодержавность, вождизм. Это — имперская лошадь, на которой «мы-русские» едем, начиная с Рюриков. Но последние триста лет такая культура не выдерживает конкуренции на мировом рынке культур и все более выглядит как полудохлая кляча. Ее пытались лечить великие русские писатели. Пытались на нее опереться большевики с помощью «солнечной» сталинской Конституции, закрепощения крестьянства, сверхцентрализации управления и массовых репрессий. Не для России, а за счет России для реализации ими по-своему понимаемой исторической миссии России. Но ремонт на ходу не оживил отживающий организм. Еще в 1880 г. в преддверии катастрофы 1917-го русский историк В.О. Ключевский писал, что традиционную Россию невозможно реанимировать: «Ничего сделать нельзя и не нужно делать». Призыв к этой России «Вперед!» бессмыслен, потому что она услышит его как «Ни с места!» либо «Назад!».
Но на территории России есть и другая Россия. Все еще слабая, проявляющаяся лишь кое-где, часто не ведающая, что творит. Но отнюдь не обреченная ходом истории на неизбежную смерть. Это Россия протестная и самокритичная, изнывающая под гнетом традиционной статики и страждущая динамики и новизны, разгоняемая ОМОНом и сидящая по приговорам зависимых от власти судов, Россия, которой затыкают рот чиновники и продажные СМИ. Это Россия личности. Россия независимости русского человека от всех исторически сложившихся социальных ролей и смыслов. Россия прав человека и индивидуальных социальных отношений. Россия гражданского самоуправляющегося общества и равенства всех перед правом.»


В общем, ничего не надо пока модернизировать. Ждать надо, пока старики (или те, кто родился в СССР), перемрут, страна развалится, а уж потом с новыми людьми начать строить новое государство. Очень ценный и хороший совет. Только лишний: именно этим и занимаются люди, получившие власть, все последние 20 лет. Они верные ученики господина Афанасьева. Я прямо не знаю, что это он так переполошился, прочитав статью Медведева. Так и поверил, что тот начнет модернизацию?

Конец у статьи очень оптимистический:
«Общества не живут вечно. Современный мир входит в глобальный цивилизационный кризис. Остановить этот процесс вряд ли удастся, но судьбы тех или иных обществ могут существенно разниться. Уход из истории может быть быстрым или медленным, катастрофичным или относительно безболезненным, бесславным или почетным. И главный вопрос: как уйти так, чтобы «остаться», — сохранить в том или ином виде свою культурно-цивилизационную идентичность? И это вопрос не отдаленного будущего, а ближайшей исторической перспективы»
Как остаться? А история на что? Будем в учебниках перед Урарту – вполне достойное место.


Окончание - http://uborshizzza.livejournal.com/679672.html


Tags: Текущая политика
Subscribe
Buy for 60 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 16 comments